Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4258 от 08.02.2017 под заголовком: Налоговое банкротство

Налоговики удвоили взысканную с банкротов сумму

Все чаще отвечать по долгам приходится бенефициарам компаний

Обанкротившиеся компании – главные должники перед бюджетом, на них приходится почти треть налоговой задолженности. Но взыскивать с них удавалось немного – по 20–30 млрд руб. в год. Компании пользуются разными схемами вывода активов: платят фирмам-однодневкам, дают взаймы, вкладывают в новые компании, продают активы по заниженной цене. В начале 2016 г. руководитель ФНС Михаил Мишустин поручил удвоить удержанную сумму и ужесточить контроль за банкротствами, особенно крупных должников.

Поручение было выполнено. В 2016 г. с банкротов удалось взыскать в два с лишним раза больше, чем в 2015 г., говорит замруководителя ФНС Сергей Аракелов. Бюджет получил 64 млрд руб. против 28 млрд в 2015 г., отмечает федеральный чиновник. Была изменена концепция работы с должниками, говорит он: в ФНС и в регионах были созданы специальные отделы по банкротству, их специалисты подключаются еще на стадии проверок – выявляют возможные источники возмещения ущерба, бенефициаров должника. Они участвуют в обычных налоговых проверках, если планируются крупные начисления и есть угроза задолженности, говорит чиновник. Еще один повод – риск вывода активов, например, если за три года они резко сократились.

Запускать банкротства налоговики стали, только если есть шанс получить деньги: банкротств по их инициативе в 2016 г. стало в 2,4 раза меньше. Сами должники в 2016 г. заключили в 4 раза больше мировых соглашений и выплатили 1,2 млрд руб., рассказывает чиновник. Добровольно они выплатили налоговикам в 3 раза больше, чем в 2015 г.: 25,3 млрд руб. против 8 млрд.

Пугает компании риск субсидиарной ответственности, объясняет арбитражный управляющий Евгений Семченко. Даже после ликвидации и исключения из ЕГРЮЛ налоговики могут восстановить компанию в реестре и привлечь к ответственности владельцев, согласна Юлия Литовцева из «Пепеляев групп». С конца 2016 г. налоговикам стало проще предъявить иск реальному бенефициару. Им не нужно, как прежде, доказывать в уголовном деле, что директор компании не только был бенефициаром, но и сам создал схему уклонения от налогов. За 2016 г. взысканная таким образом сумма выросла почти с нуля до 1 млрд руб., говорит федеральный чиновник.

С сентября у налоговиков появится еще больше возможностей для привлечения к субсидиарной ответственности. Например, они смогут это делать и после завершения банкротства еще в течение трех лет, сказала Литовцева.

Сложнее будет и избавиться от долга по субсидиарной ответственности, говорит Семченко, сейчас он продается на торгах, как правило, в сотни раз дешевле номинала. С 1 июля лазейка будет закрыта: уменьшить долг путем его перепродажи не удастся, кредиторы смогут требовать всю сумму. Субсидиарную ответственность человек несет всю жизнь и от долгов не сможет избавиться, говорит Семченко.

Ресурсы для роста взысканий в 2017 г. есть, говорит чиновник. Но для этого нужны поправки, например, независимая система отбора арбитражных управляющих, говорит Аракелов. Необходимо ограничить участие аффилированных лиц в банкротстве, исключить участие фиктивных кредиторов, чтобы они не контролировали процедуру, продолжает он, создать механизмы выявления и привлечения к погашению долгов реальных владельцев имущества.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more