Статья опубликована в № 4273 от 03.03.2017 под заголовком: Должники возьмут себя в руки

У должников может появиться реальная альтернатива банкротству

Минэкономразвития предлагает механизм, который сохранит контроль над бизнесом

Минэкономразвития подготовило законопроект, который позволит компаниям, столкнувшимся с угрозой банкротства, самим подать в суд заявление о реструктуризации их бизнеса. Об этом «Ведомостям» рассказал федеральный чиновник и подтвердил представитель министерства. Ранее о таких поправках сообщал «Интерфакс». Это альтернатива подачи компанией заявления о признании ее банкротом, отмечает представитель Минэкономразвития.

Сейчас должник может подать только заявление о своем банкротстве, затем начинается процедура наблюдения, объясняет арбитражный управляющий Евгений Семченко. Но наблюдение – лишь первый этап в банкротстве, продолжает он, оно длится около семи месяцев, тем временем должник продолжает накапливать долги, имущество не продается и кредиторы лишние полгода ждут своих денег. Были случаи, когда за время наблюдения накапливалось так много текущих платежей, что часть кредиторов уже не получали денег, подтверждает федеральный чиновник.

Условия реструктуризации

По плану реструктуризации кредиторы должны получить не менее 49% голосующих акций должника, не обремененных залогом, рассказывает чиновник. Их представитель должен иметь доступ к любой информации о работе должника на время реализации плана и передавать ее любому конкурсному кредитору, которому принадлежит более 1% требований. При реструктуризации решения собрания участников и совета директоров принимаются не менее чем тремя четвертями голосов. Раз в квартал должник должен отчитываться об исполнении плана перед кредиторами и судом.

Если можно оздоровить компанию, делать это нужно как можно раньше, говорит Юлия Литовцева из «Пепеляев групп». Сейчас начать реструктуризацию кредиторы могут только после наблюдения, рассказывает Семченко, например ввести внешнее управление или финансовое оздоровление, но в 97% случаев банкротство заканчивается конкурсным производством. Большинство дел завершается распродажей активов компании и ее ликвидацией, подтверждает представитель Минэкономразвития. За первое полугодие 2016 г. из 5423 процедур наблюдения только 23 закончились финансовым оздоровлением, 165 – внешним управлением, свидетельствуют данные судебного департамента. В 76,1% дел суды открыли конкурсное производство. Впрочем, даже финансовое оздоровление и внешнее управление чаще всего (в 77% случаев) заканчивались началом конкурсного производства.

Поправки дадут должнику шанс восстановить бизнес, подав заявление о реструктуризации, рассказывает федеральный чиновник. Останется всего три процедуры – реструктуризация, ликвидация или мировое соглашение, поясняет Семченко.

Запустить реструктуризацию можно будет, даже если против нее выступят отдельные кредиторы. Для этого нужно соблюсти несколько условий, отмечает федеральный чиновник, например ввести процедуру суд сможет, если собрание кредиторов не одобрило план реструктуризации, но за него проголосовали кредиторы более чем с 40% голосов. Сам план должен соответствовать интересам должника и быть рассчитан на срок не более двух лет (см. также врез). Также за план должен проголосовать хотя бы один класс кредиторов, интересы которых он затрагивает, продолжает чиновник.

Проект предлагает разделить кредиторов на несколько классов – например, стратегических партнеров должника, банки с беззалоговыми кредитами, мелких кредиторов. У кредиторов могут быть разные цели, объясняет Семченко: например, у банков, как правило, есть залоги и на первом собрании они чаще всего голосуют за конкурсное производство, чтобы быстрее реализовать залог и получить до 95% от вырученного. Сейчас финансовое оздоровление проходит под контролем основного кредитора, интересы которого часто могут расходиться с интересами других кредиторов и должника, замечает директор группы налоговых споров KPMG Антон Зыков.

Такие нормы действуют во многих странах и давно нужны в России, рассказывает Зыков. Законопроект поможет должникам, констатирует Семченко. Многие компании смогут продолжить работу после финансового оздоровления, сохранив значительную долю контроля над бизнесом, говорит Зыков. А акционеры смогут сохранить компанию, замечает сотрудник российского банка, но могут выиграть и кредиторы – если компания выживет, то сможет расплатиться по долгам. Сейчас имущество банкротов продается с большой скидкой. По данным электронных торговых площадок, опубликованных на fedresurs.ru, в 2016 г. торги в 82% случаев были признаны несостоявшимися, продать имущество должников удалось только с третьей или четвертой попытки при снижении цены на 60–70%.

Но есть риски злоупотреблений, признает чиновник финансово-экономического блока, например, компания может специально запустить реструктуризацию, чтобы взять ее под контроль и передать имущество аффилированным кредиторам. Эти риски могут быть ниже, если возможность влиять на принятие решений у таких кредиторов будет меньше, считает Литовцева.