Минфин предлагает ужесточить валютный контроль

Распространить его на сделки, по которым товары не попадают в Россию
Сейчас под валютный контроль подпадают только договоры, по которым товары покидают или попадают в Россию. Минфин предлагает распространить регулирование и на остальные сделки /М. Стулов

Сейчас под валютный контроль подпадают только договоры, по которым товары покидают или попадают в Россию. Минфин предлагает распространить регулирование и на остальные сделки. Уведомление о подготовке таких поправок в КоАП и закон о валютном контроле опубликовано на regulation.gov.ru.

Чтобы совершить сделку с иностранцем, компания должна оформить ее паспорт в банке, который затем передает данные об операции в ФТС и ФНС. В паспорте есть параметры поставки, сроки и сумма, данные о таможенных декларациях. И если компания, например, оплатила поставку, а товар не получила в срок, ФНС, которая в электронном режиме видит данные по всем паспортам сделок, может возбудить дело о нарушении валютного законодательства, объясняет партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Но контролировать сделки по договорам, которые не предусматривают ввоз или вывоз товаров, ФТС и ФНС не могут.

Штраф за займы

В 2016 г. Минфин начал разработку еще одного законопроекта, ужесточающего регулирование. Он вводит уголовную ответственность за нерепатриацию денег по займам, выданным нерезидентам. Отсутствие обязанности резидентов зачислять на счета в российских банках платежи по займам, выданным нерезидентам, используется для вывода денег за рубеж, указывал Минфин. По данным ЦБ на 1 июня 2015 г., в срок нерезиденты не вернули по договорам займа $30,2 млрд.

Таких сделок немного, говорит партнер «Пепеляев групп» Иван Хаменушко. Директор Центра поддержки внешнеэкономической деятельности Галина Баландина приводит пример, когда российская компания закупает материалы в Германии для строительства ее завода в Латвии. Или машину для своего иностранного филиала, отмечает представитель Минфина. Компания может продать товар нерезиденту и не вывозя его из России, продолжает он, такая сделка тоже не подпадает под контроль. Сумма этих операций за 2015 г. составила $10 млрд, в том числе $7 млрд – контракты, по условиям которых товары передались без ввоза в Россию, приводит данные ЦБ представитель Минфина. В 2013–2015 гг. с помощью фиктивных сделок из России было незаконно выведено 1,2 трлн руб., оценивала Счетная палата: в основном через фирмы-однодневки – как предоплата неполученных поставок.

Вероятно, Минфин увидел в таких сделках схему вывода денег, считает Тертычный, проследить, поставлен ли товар, например, из одной европейской страны в другую, российские таможенники не могут. Но схему можно вообразить в чем угодно, спорит Хаменушко, а поправки только размывают содержание закона. Нагрузка на бизнес вырастет, предупреждает Тертычный, компаниям придется отчитываться о сделках, а если, например, товар не будет поставлен, а аванс выплачен, то принять все меры по его возврату. Даже если деньги вернулись, но с опозданием, штраф составляет от 3/4 до 100% не вернувшейся суммы. В каждом втором случае бизнес сталкивается с претензиями, говорит Тертычный, даже если оплата задержана на один день. Но смогут ли таможенники проверить такие сделки – большой вопрос, предупреждает Хаменушко: у них нет данных о том, прошел ли товар через границы других стран.