Статья опубликована в № 4305 от 19.04.2017 под заголовком: Бизнес границ не переходит

Как заставить крупнейшие российские компании перевести свои зарубежные структуры на родину

Чиновники не могут придумать, как выполнить поручение президента от 2014 года
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Еще в мае 2014 г. президент поручил правительству найти критерии, чтобы можно было обязать системообразующие компании переводить свои бизнес-структуры в Россию. Выполнить поручение не удается третий год. Все крупнейшие российские компании из правительственного списка (их 197: нефтяные, металлургические, госкомпании, ритейлеры и несколько ГУПов) и так зарегистрированы в России, а перевод их «дочек» в страну может плохо отразиться на их иностранном бизнесе, рассказывает чиновник финансово-экономического блока.

Несколько раз писали доклады, что универсальные критерии невозможно выработать, вспоминает другой федеральный чиновник. Срок поручения – 1 ноября 2014 г., он давно прошел, но оно не снято с контроля до сих пор, говорит чиновник. Вопрос долго прорабатывается из-за его многоаспектности и необходимости согласований с компаниями и всеми заинтересованными сторонами, объясняет представитель Минэкономразвития, исполняющего это поручение, – работа будет продолжена.

Минэкономразвития решило разослать письмо компаниям из списка («Ведомости» ознакомились с его копией, подлинность подтвердил представитель министерства). Получение письма подтвердил представитель «Мегафона». Часть адресатов письма еще не получили, но большинство отвечает, что и так ведет бизнес в России. «Если регистрация в России станет обязательной, это не станет проблемой для основных акционеров», – говорит представитель сети аптек «36,6»: компания работает в России, тут ее головной офис и центр прибыли. У компании бизнес в России, сообщил и представитель «Мегафона».

С 2014 г. идея потеряла актуальность, говорит высокопоставленный чиновник. Была совершенно иная обстановка – эскалации отношений России и Запада, вспоминает Владимир Тихомиров из БКС: чиновники хотели снизить риски государства, что вслед за санкциями будут попытки давления на «дочек» крупнейших российских компаний. Сейчас такие полувоенные меры не очень разумны, считает он. Если и нужны, то только для материнских, а не дочерних компаний, рассуждает высокопоставленный чиновник. Но из поручения следует, что речь – о компаниях из списка, а они в основном зарегистрированы в России, объясняет федеральный чиновник.

Исполнить поручение в точности невозможно, единодушны трое сотрудников компаний из списка: производственные активы давно в российской юрисдикции, переводить сюда торговые структуры (см. врез) неразумно. «Каждый год приходится писать одни и те же объяснения, почему перевести все зарубежные структуры в Россию невозможно», – жалуется другой сотрудник компании из списка.

Где находились, там и пригодились

«Уралкалий» владеет рижской Uralkali Trading SIA и люксембургской Uralkali Capital s.a.r.l, использованной для обратного выкупа акций. «Норникель» владеет 100% Norilsk Nickel (Cyprus) Ltd., у которой 100% Norilsk Nickel Holding SA, а у нее 100% швейцарской Metal Trade Overseas SA., а также гонконгской Norilsk Nickel (Asia) Ltd. Представители «Уралкалия» и «Норникеля» от комментариев отказались.

Технически перевести иностранные структуры в Россию несложно, но не всегда это нужно и можно сделать, говорит партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов: на иностранную структуру могут быть получены кредиты, а если это облигационный заем с большим числом иностранных инвестиционных фондов, объяснить перевод структуры в Россию сложно.

Перевести бизнес можно, но это неудобно или невыгодно, подтверждает руководитель крупного агрохолдинга. Например, немецкая Ekosem-Agrar (материнская компания российской «Эконивы») пять лет назад разместила облигации на Штутгартской фондовой бирже, выплаты намечены на 2022 г. До этого нежелательно переводить компанию в российскую юрисдикцию, говорит основной владелец Штефан Дюрр, пришлось бы досрочно погасить немецкие бонды и выпустить новые, в России, что невозможно сделать на тех же условиях. А в перспективе перевод компании в Россию ограничил бы доступ к финансированию на иностранных рынках на более выгодных условиях, чем в России.

Судовладельцам удобны иностранные компании для каждого из судов, знает инвестор крупной компании, и не всегда российское представительство может получить лицензию на какие-то услуги за рубежом, опять нужна иностранная структура. Можно превратить компании холдинга в филиалы, но по коммерческим причинам реорганизация подходит не всем.

Если поручение не очень разумно, нужно не пытаться выполнять его, а вынести вопрос перед президентом, уверен Тихомиров, корректировать его или вовсе отменить.

В подготовке статьи участвовали Александра Терентьева и Анастасия Иванова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more