Статья опубликована в № 4312 от 28.04.2017 под заголовком: Фонд очищения

Волгу очистят при помощи госфонда с 40 млрд рублей

Минприроды вспомнило опыт 90-х годов

Приоритетный проект «Оздоровление Волги», предполагающий создание нового фонда, был внесен Минприроды на этой неделе в правительство («Ведомости» ознакомились с письмом, его подлинность подтвердил представитель Минприроды). Стоимость проекта превышает 200 млрд руб. до 2025 г., из них 90 млрд – от федерального бюджета, 100 млрд – частные инвестиции, остальное – деньги региональных бюджетов: на создание и модернизацию очистных сооружений, ликвидацию вредных объектов и проч. (см. график и таблицу). Основное финансирование будет происходить за пределами трехлетнего бюджета – в 2020–2025 гг.

Ключевое мероприятие – создание специального фонда, в который федеральному бюджету предложено вложить 40 млрд руб., чтобы фонд занялся привлечением инвестиций. Некоммерческий фонд – это компромиссный вариант, который может устроить и Минприроды, и Минфин, сказал «Ведомостям» министр природы Сергей Донской. Акт о создании фонда согласно проекту нужно принять в конце июня, к 20 декабря фонд должен быть создан.

С Минфином прошли предварительные консультации и в целом программа поддержана, говорит представитель Минприроды. Представитель Минфина не ответил на запрос «Ведомостей».

В Волгу ежегодно сбрасывается 5,5 куб. км сточных вод и только 10% очищены по нормативу, говорится в проекте документа. Реку загрязняют промышленные и сельскохозяйственные предприятия, свалки, пишет Минприроды: 10–11 т загрязняющих веществ в год. «Многие водные объекты утратили способность к самоочищению», нужна реабилитация Волги, заключает Минприроды. Программа предусматривает, что доля очищенных вод должна вырасти до 90%.

Речь не идет о создании федеральной структуры, например такой, как Фонд развития ЖКХ, настаивает представитель Минприроды. Статус фонда будет еще обсуждаться, в том числе с Минфином, но в целом это должна быть НКО, финансируемая за счет федерального бюджета и способная привлечь внебюджетные инвестиции, уточняет он. Фонд позволит избежать сложного регулирования в соответствии с Бюджетным кодексом, замечает советник Dentos Илья Скрипников. Сама по себе форма НКО не делает фонд очередной госкорпорацией – все зависит от его функционала, замечает партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов: если фонд будет координировать действия других организаций, возьмет на себя часть функционала госоргана, то это будет госкорпорация.

Фонд займется финансовой, технологической, юридической и экспертной поддержкой инвестпроектов, следует из программы. На принципах государственно-частного партнерства он будет софинансировать создание и модернизацию очистных сооружений, которые останутся в собственности компаний. Но не исключены и концессии с коммунальными сетями, говорит представитель Минприроды, не уточняя, как именно будут отбираться проекты.

Если к инвестпроектам подходить с точки зрения предотвращения экологического вреда, то они не должны создавать отходы, все должно быть преобразовано во вторичные продукты, это может и повысить окупаемость, предлагает зампредседателя Комитета РСПП по экологии Юрий Максименко. Инвестиционные экологические проекты были опробованы в России при поддержке Всемирного банка в 1995–2008 гг. – восемь проектов на $38 млн, вспоминает он.

Государство уже пыталось выделить траты на экологию – в 1992 г. появились внебюджетный экологический федеральный фонд и региональные фонды. Они финансировались за счет платы за выбросы, размещения отходов и другие виды загрязнения. Расходовать деньги можно было только на экологические цели, но правило нарушалось: деньги использовались на строительство дорог и жилых домов. В 1995 г. федеральный фонд стал частью бюджета (региональные так и остались внебюджетными), а в 2001 г. был ликвидирован.

Идея специальных госфондов для софинансирования проектов обсуждалась при запуске первых концессионных проектов в транспортной сфере, но она так и не была реализована, замечает Скрипников. Как правило, строить и модернизировать такие объекты можно в несколько этапов, что позволяет одновременно эксплуатировать их, собирать тариф и более равномерно привлекать государственное и внебюджетное финансирование, говорит он. На водоотведение приходится незначительная часть в коммунальных тарифах, а в Поволжье уровень тарифов ниже, чем в среднем по России, поэтому государственное плечо для привлечения денег будет в любом случае полезно, считает исполнительный директор Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру Светлана Бик.

Если платы за сбросы и грядущее введение наилучших доступных технологий не сократят количество загрязненных сбросов, не понятно, почему с этим может справиться программа по оздоровлению Волги, скептичен директор по программам «Гринпис» Иван Блоков. Создание любого дополнительного фонда с государственными деньгами – даже если они будут выделены, – вызывает вопросы о его необходимости и эффективности, говорит он.