Экономика
Бесплатный
Александра Прокопенко
Статья опубликована в № 4335 от 05.06.2017 под заголовком: Не май-месяц

Правительство подсчитало расходы на индексацию «не майским» бюджетникам

Проблему бедности этот «предвыборный подарок» не решит

Майскими указами охвачены не все бюджетники, заявил президент Владимир Путин на совещании с правительством в конце мая и предложил продумать индексацию зарплат «неуказных» бюджетников на инфляцию (по прогнозу Минэкономразвития – 3,8%). Она коснется порядка 5,8 млн работников бюджетной сферы, следует из данных Минтруда, из них 1,9 млн занято в федеральных учреждениях и 3,9 млн – в региональных и муниципальных.

Принципиальное решение принято – индексация будет с 1 января 2018 г. и сейчас уточняются параметры, говорил министр труда Максим Топилин в интервью ТАСС. Цена вопроса – 69 млрд руб., включая расходы на госслужащих (или 50 млрд без них) из региональных бюджетов и 22 млрд – из федерального, сообщил министр финансов Антон Силуанов. Бюджеты регионов поддержат субсидиями, обещает председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский (цитата по ТАСС).

На федеральном уровне речь идет о сотрудниках учреждений Минприроды, Росгидромета, Россельхознадзора, Роструда, перечисляет Топилин. В учреждениях социальной сферы не увеличивались зарплаты административных работников, например, юристов, бухгалтеров, инженеров, программистов, техников, уборщиков, рассказал он.

У черты бедности

По данным Росстата, заработок 75% работников предприятий и организаций находится на грани прожиточного минимума трудоспособного населения (10 722 руб. в месяц в 2016 г.) – между бедностью и нищетой. Зарабатывающий 1–2 минимума – бедняк, способный прокормить себя и (при двух минимумах) члена семьи. Зарабатывающий меньше – нищий. 10,7% работников – нищие, 27,5% – бедные, у 37% заработок выше черты бедности, у 12,7% он обеспечивает потребления среднего класса.

Но правительство еще не выработало окончательно подходы и должно решить, индексировать всем одинаково или по-разному, указывает Силуанов. Фонд оплаты труда бюджетников учитывается в госзадании, поэтому некоторые бюджетные учреждения сами повышали зарплаты, объясняет он, в результате в структуре фонда оплаты труда возникли дисбалансы.

Майские указы предполагали увеличение к 2018 г. зарплат работников образования и здравоохранения до 100 и 200% от средних доходов по региону. Основная тяжесть финансирования (70–80%) легла на бюджеты регионов и оказалась им не по силам в условиях начавшейся экономической стагнации, а потом и спада, указывает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. Регионы в ускоренном порядке сокращали сеть школ и медицинских учреждений, особенно в сельской местности, чтобы выполнять контролируемые указы, говорит она, в результате интенсивной оптимизации расходы регионов на образование в 2015 г. практически не росли, а на здравоохранение в 2016 г. сократились на 1,4% (с учетом расходов территориальных фондов обязательного медстрахования). Кризис, инфляция, замораживание индексации во многом нивелировали и эффект повышения зарплат в бюджетном секторе: в сравнении с 2012 г., когда были объявлены майские указы, реальные заработки в образовании и здравоохранении выросли лишь на 8%, подсчитала директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова.

Индексация зарплат «не майским» бюджетникам социально оправданна, но серьезного влияния на ситуацию с бедностью и доходами населения не окажет, уверена директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева: «Повысив зарплату библиотекарше, мы не спасем страну от бедности» (см. врез). «Я бы крайне удивился, если бы президент накануне выборов говорил что-то другое, – отмечает научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин. – Экономисты, бухгалтеры будут голосовать за Путина. Да все равно все будут за него голосовать, это не играет большой роли» (цитата по ТАСС).