Экономика
Бесплатный
Екатерина Мереминская|Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 4339 от 09.06.2017 под заголовком: Трибунал для Путина или Медведева

ЦСР Кудрина предлагает создать трибунал для Путина или Медведева

Он мог бы заняться реформой правовой системы

Центр стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина предлагает радикальную реформу правовой системы, следует из рабочих материалов стратегии 2018–2024 гг., обсуждавшихся в четверг в ЦСР. Одна из идей – создать административный трибунал из 7–9 человек, который будет устранять «точки торможения в праве» – пробелы в подзаконных актах, избыточные и противоречивые нормы. Эффективного способа их отмены пока нет, а такой трибунал за 3–4 года придаст импульс дебюрократизации подзаконных актов, говорит вице-президент ЦСР Мария Шклярук. Стратегию Кудрин уже представил президенту Владимиру Путину.

Для бизнеса и людей не должно быть барьеров, если их интересы не противоречат интересам других – из такой презумпции должен исходить трибунал, пишет ЦСР, обычный риск, присутствующий в повседневной жизни, не должен быть основанием для создания сложностей и ограничений. Везде, где это возможно, нужно обходиться без госорганов.

Сообщать о «точках торможения» сможет любой человек через автоматизированную систему, а за наилучшие предложения об устранении ограничений нужно премировать. Трибунал может и сам начать проверку. Но если система приема обращений будет хорошо работать, на собственные инициативы времени уже не хватит, рассуждает Шклярук.

От министерских предписаний предложено отступать, если они мешают человеку в «конкретной жизненной ситуации». Но для этого нужно разрешение министра. Привести пример таких ситуаций Шклярук не смогла.

Никаких новых ограничений для бизнеса вводить нельзя, только если они не регулируют новые отношения, например использование роботов, призывает ЦСР. Акты, принятые до 1992 г., предлагается отменять автоматически. Устаревших требований, принятых еще до 1990 г., эксперты Высшей школы экономики насчитали более 3000, некоторые из них выполнить невозможно. Например, молочные заводы должны разбирать весь инвентарь и мыть его вручную, пишут эксперты, но на современном производстве мойка полностью автоматизирована. Сталкиваемся с претензиями из-за того, что разные продукты хранятся в одном помещении, рассказывал ранее «Ведомостям» сотрудник международного производителя продуктов массового питания, но современное производство позволяет их хранить в вакуумной упаковке и нет никакой необходимости разделять.

Решение трибунал будет принимать большинством голосов. Кто станет его членами, пока обсуждается, говорит Шклярук, это не обязательно будут только юристы и экономисты, но это должны быть профессионалы; если в состав трибунала захочет войти чиновник, ему придется оставить свою должность. Кто возглавит трибунал, будет зависеть от его места в системе, но, вероятно, это будет президент или премьер-министр, замечает Шклярук. Решения трибунала должны быть обязательными для правительства и министерств.

Решение о создании трибунала должен утвердить президент в 2018 г., планирует ЦСР. При президенте должна быть создана комиссия по систематизации и алгоритмизации правового регулирования, а также спецподразделение в его администрации. После того как трибунал закончит пересмотр действующих актов, он может заняться и оценкой регулирующего воздействия принимаемых актов, говорит Шклярук.

Еще одно предложение ЦСР – оценить, насколько штат сотрудников госорганов соответствует их полномочиям. При их сокращении снизятся и полномочия. При спаде экономики в 2016 г. число выданных лицензий снизилось на 40%, а число госслужащих не изменилось, приводит пример ЦСР.

Идея хорошая, в Европе есть целые министерства по административному упрощению, единственная задача которых – выявлять и устранять избыточные требования, говорит вице-президент «Опоры» Владислав Корочкин. Сейчас таких требований слишком много, они оборачиваются тратами для государства и экономики, продолжает он. Минэкономразвития поддерживает предложения по повышению качества госуправления и эффективности регулирования, говорит его представитель, уже проводится оценка регулирующего воздействия нормативных актов (см. график). Но в концепции ЦСР есть организационные вопросы, которые надо обсуждать, чтобы предложение заработало на практике, отмечает представитель Минэкономразвития, не пояснив, что именно вызывает вопросы. То, что делает Минэкономразвития, – примерно 15% от необходимого для выстраивания системы умного регулирования, замечает Шклярук.

Предложение кажется абсурдным – коллегиальный орган под управлением премьера или президента будет отменять то, что приняли назначенные ими люди и с их ведома, говорит проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов. А отменить нормы можно и сейчас, напоминает он: любой человек может обратиться в Конституционный, Верховный суды. Если нормы противоречат друг другу, отменить любое решение правительства или министерства может президент, продолжает Сафонов, Генпрокуратура тоже может потребовать отмены акта, а затем обратиться в суд.

Сейчас общий порядок принятия документов хотя бы создает условия, чтобы в их обсуждении участвовало большинство тех, кого они затрагивают, – подобие демократической процедуры, говорит Сафонов. А трибунал сужает круг принимающих решение до девяти человек и заявителя, недоволен он.

Конституционный суд проверяет все-таки соответствие Конституции, но что делать, если норма противоречит не ей, а здравому смыслу, не согласна Шклярук. Административный трибунал мог бы стать двигателем реформы, который внесет свежую струю в бюрократию, считает она.