Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4359 от 10.07.2017 под заголовком: Заплатить за банкрота

Риски для бизнеса при банкротстве могут вырасти

Появятся новые поводы взыскивать долги с владельцев и директоров компаний

Поправки в закон о банкротстве Минэкономразвития разработало и внесло в кабинет министров ко второму чтению правительственного законопроекта. Оно предлагает уточнить определение контролирующего лица и основания для привлечения его к субсидиарной ответственности.

В зоне риска оказываются люди или компании, которые за три года до возникновения признаков банкротства могли влиять на работу должника – например, на условия его сделок. Контролирующими лицами также могут быть признаны родственники должника, главный бухгалтер или финансовый директор компании. Сейчас у судей нет четких критериев, чтобы привлекать к субсидиарной ответственности, говорит партнер KPMG Антон Зыков. Если они появятся, то привлечь к субсидиарной ответственности номинального директора уже не получится.

Суды все активнее привлекают к ответственности лиц, контролировавших банкрота: в I квартале 2017 г. – в 3 раза больше, чем годом ранее. Но случается, что на людей перекладывают долги только потому, что им принадлежало больше половины компании, рассказывает Зыков. Судебная практика неоднозначна, согласна Юлия Литовцева из «Пепеляев групп», по-прежнему много вопросов – например, как оценить вклад каждого из директоров, работавших два года до банкротства компании.

Больше возникнет поводов привлечь к субсидиарной ответственности. Например, если контролирующий компанию человек одобрил сделку, из-за которой серьезно пострадали кредиторы, исказил данные бухучета или у него вообще не было таких документов на момент начала периода наблюдения; поводом для привлечения к ответственности может стать и внесение недостоверных данных в ЕГРЮЛ. В любом из таких случаев субсидиарная ответственность наступает автоматически. Многие из перечисленных в проекте критериев суды уже применяют, говорит арбитражный управляющий Евгений Семченко. Но проект вводит и совершенно новые условия. Например, к ответственности можно привлечь человека, если к началу банкротства на сайте fedresurs.ru (реестр юридически значимых сведений о деятельности юрлиц и предпринимателей) не было обязательных сведений о компании, в частности, о чистых активах. Сейчас даже крупные компании и корпорации не всегда вносят их, но в случае банкротства гендиректор такой компании будет автоматически привлечен к субсидиарной ответственности, предупреждает Семченко.

Кроме того, не нужно давать человеку, привлеченному к субсидиарной ответственности, право претендовать на часть имущества должника, за нарушения с которым он и был привлечен к ответственности, как это предусмотрено проектом, говорит начальник управления банкротства Сбербанка Евгений Акимов.

Бонус управляющему

Арбитражных управляющих предложено стимулировать за взыскание долга по субсидиарной ответственности. Если удастся, управляющий получит бонус в 30% от этой суммы, следует из законопроекта. Правда, суд может лишить его вознаграждения, если решит, что добились погашения долга именно кредиторы. «В моей практике не было ни одного случая, чтобы директор полностью рассчитался», – вспоминает Семченко. Такая норма будет мотивировать арбитражных управляющих привлекать недобросовестных руководителей к субсидиарной ответственности, считает Акимов.

Расширяются и сроки давности, когда можно привлечь к субсидиарной ответственности, – с трех до 10 лет с момента вывода активов. Но должны учитываться и другие условия, успокаивает Зыков: например, человек, знавший о незаконных сделках, должен был обратиться в суд в течение трех лет после того, как узнал о них.

Законопроект упрощает и способы взыскания долга с владельца или директора банкрота – кредиторы смогут сами выбрать, как это сделать: продать долг, передать или пытаться взыскивать через управляющего. До сих пор многие пытались переложить долг, например, на владельца компании после завершения банкротства, рассказывает Семченко, но судебная практика была разная и чаще всего это не удавалось и долг продавался за бесценок на торгах. С 1 июля лазейка закрыта: уменьшить долг путем перепродажи не удастся.

Кредиторы все активнее привлекают владельцев компании к субсидиарной ответственности, говорит чиновник. Но можно и перегнуть палку, предупреждает Семченко, если риски станут чрезмерными, то ни один директор не станет брать на себя ответственность за бизнес. Может вернуться время номинальных директоров, которые не занимаются бизнесом, а только выполняют роль ширмы, согласна Литовцева. Уже сейчас некоторые компании выстраивают такие структуры владения, что привлечь к субсидиарной ответственности некого, рассказывает Семченко: директором является управляющая компания, зарегистрированная в офшоре, а ее директор – иностранный номинальный директор, живущий в другой стране.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)