Миноритарных акционеров ограничат в праве на получение информации об эмитенте

Это выгодно крупному бизнесу, но может ударить по самому государству
Право на доступ ко всем документам у государства будет только при наличии у него «золотой акции» /Евгений Разумный

Инвесторы лишатся возможности получать информацию об объекте своих инвестиций, решила Госдума. Крупный бизнес добился своего.

Поправки в закон об акционерных обществах, касающиеся раскрытия информации, шесть лет назад были приняты в первом чтении. Проект вводил широкий перечень данных, которые эмитент сам должен раскрывать инвесторам, и ограничивал их только в доступе к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний правления. Минюст этот перечень даже расширил (см. врез), но встретил яростное сопротивление крупного бизнеса. В конце мая «Лукойл», «Транснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и «Ростех» предложили президенту ввести закрытый перечень информации, которую вправе получить акционер. Схожие предложения были и у «Роснефти», сообщал «Интерфакс». Публично обсужденный и согласованный законопроект был тайно переписан и внесен в Думу, негодует Денис Спирин из Prosperity Capital Management.

От пяти до одного

Право запрашивать данные сверх перечня Минюст предлагал оставить только для обладателей пакета более 5%. Позже порог был снижен до 2%, а затем до 1%. Но в последней версии проекта у миноритариев была возможность запрашивать «иные документы» – если докажут, что запрос преследует деловые цели.

Одобренный Думой документ обязывает эмитента раскрывать некоторые сведения перед всеми акционерами публичной компании – например, договор о ее создании. Акционеры с долей более 1% могут рассчитывать на большее – например, на информацию о крупных сделках (см. таблицу). Доступ к протоколам заседания правления и документам бухгалтерского учета будут иметь только акционеры более чем с 25% голосующих акций. Акционеры должны будут подписаться о неразглашении сведений.

Прежде акционеры могли запрашивать другие документы, теперь – нет. Спирин указывает, что и через суд потребовать их не удастся – в поправках нет нормы, которая говорила бы, что через обращение в суд можно получить дополнительные документы.

Тем, у кого менее 25%, придется доказать, что документы нужны для надлежащей реализации их прав. А отказать будет несложно – компании достаточно решить, что акционер недобросовестный или что у него необоснованный интерес. Не получит акционер сведений и в случае, если он конкурент компании или аффилирован с конкурентом. То есть нефтяная или газовая компания откажет любому акционеру-нефтянику, говорит партнер юридической фирмы «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов.

От таких ограничений пострадает и государство. Даже если у него 100% акций, оно не получит ничего большего, чем есть в перечне, констатирует Степанов. Хотя и сейчас бывают случаи, когда правительство не может получить данные, – например, в июне правительство поручило «Роснефтегазу» обеспечить получение достоверной информации об остатках средств на его счетах, об акциях, которыми он владеет, и об инвестпрограмме. Право на доступ ко всем документам у государства будет только при наличии у него «золотой акции».

Такое ограничение еще снизит качество управления компаниями с госучастием, предупреждает Спирин: государство-акционер формально даже не будет иметь права получить данные об инвестпрограммах и бизнес-планах. Отменяют поправки, по сути, и право оспорить неодобренные убыточные сделки компании, требовать от менеджмента возмещения убытков и другие подобные права акционеров, удивляется Спирин. Например, протоколы советов директоров получить можно, но, чтобы понять, действовали ли директора добросовестно, нужны другие документы.