Экономика
Бесплатный
Бенуа Фукон| Линн Кук| Саммер Сэд|Георги Канчев
Статья опубликована в № 4375 от 01.08.2017 под заголовком: Сделка ОПЕК не по карману

Многим странам ОПЕК сложно свести концы с концами

Для балансировки бюджетов картелю сегодня нужна более дорогая нефть, чем западным нефтяным компаниям

Спустя восемь месяцев после того, как страны ОПЕК объявили о договоренности вместе с другими нефтепроизводителями уменьшить предложение почти на 2%, семь из 11 обязавшихся сократить добычу стран картеля производят больше нефти, чем обещали. Такова оценка Международного энергетического агентства (МЭА).

В прошлом низкая себестоимость нефтедобычи позволяла странам ОПЕК получать прибыль даже при падении цен на нефть. Однако в этом десятилетии они сильно увеличили госрасходы, и теперь у них нет необходимой подушки безопасности. Из-за раздувшихся государственных бюджетов многим из них нужны гораздо более высокие цены на нефть. А при более низких им нужно добывать больше.

Проблемы с ограничением добычи могут представлять экзистенциальную угрозу ОПЕК и ее влиянию на мировой рынок, полагает Хелима Крофт, начальник отдела стратегии на глобальных сырьевых рынках RBC Capital Markets, уже долгие годы наблюдающая за картелем. Чем дольше цены на нефть остаются на низком уровне, «тем сложнее доказать странам, находящимся в наиболее тяжелом финансовом положении, что странам ОПЕК нужно держаться вместе», говорит Крофт.

Напряженность в отношениях проявилась во время последней встречи представителей ОПЕК+ в Петербурге. Там министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих и ряд его коллег из других стран, по словам знакомых с ситуацией людей, потребовали у министров в том числе из Ирака и ОАЭ отчета, почему их страны не сокращают добычу так, как обещали. «Некоторые не выполнили [обещаний] в полной мере. Мы с ними поговорили», – заявил аль-Фалих журналистам, добавив, что в разговоре «не церемонился».

Если в начале 1970-х гг. доля ОПЕК на мировом рынке составляла 55%, то сейчас – 40%. Значительную долю захватили США, где благодаря сланцевой революции нефтедобыча с 2008 г. выросла почти вдвое. По подсчетам Goldman Sachs, всем вместе странам ОПЕК сейчас нужна более дорогая нефть, чем крупнейшим игрокам отрасли, таким как ExxonMobil и Royal Dutch Shell, и большинству сланцевых производителей в США.

Между тем ранее ОПЕК была производителем с низкой себестоимостью добычи. В 2011–2014 гг., чтобы иметь сбалансированные бюджеты, этим странам нужны были цены на $10–40 за баррель ниже, чем большинству нефтяных компаний для финансирования капиталовложений и выплаты дивидендов. Сегодня же – на $10–20 выше, чем нефтяным компаниям, пишут в отчете аналитики Goldman Sachs.

У некоторых стран ОПЕК себестоимость добычи могла составлять даже $3 за баррель; это гарантировало им огромные доходы при высоких ценах на нефть и возможность пережить период низких цен. Однако несколько лет цен в $100 за баррель в период до 2014 г. совпали с крупными военными расходами стран ОПЕК, прежде всего ближневосточных, а также с тратами на безопасность и население. Необходимо было успокоить своих граждан после «арабской весны», противостоять набиравшему силу «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России) и влиять на ситуацию в Сирии, скатывавшейся в гражданскую войну. Столь значительный рост финансовых обязательств означал, что нефтяные страны оказались не готовы к начавшемуся в середине 2014 г. обвалу цен на нефть.

Для безубыточной добычи ОАЭ нужна цена нефти всего в $12 за баррель, однако для покрытия госрасходов – $67, по данным МВФ. За последние 15 лет бюджет ОАЭ вырос в четыре раза более чем до $114 млрд. Государство субсидирует расходы граждан на жилье, коммунальные услуги, электричество, а также тратит $23 млрд на оборону (больше, чем Израиль и Ирак), поскольку, в частности, вовлечено в военные конфликты в Сирии и Йемене. И ОАЭ – один из главных нарушителей соглашения; по оценке МЭА, они сократили добычу лишь примерно наполовину от обещанного. Представители ОАЭ заявляют, что им трудно это сделать, потому что нефть добывают в основном СП с иностранными компаниями, но недавно объявили об ограничении экспорта.

Министр нефти Эквадора в июле заявил на телевидении, что его страна больше не будет следовать согласованным с ОПЕК целям, потому что «у страны есть свои нужды». Ираку приходится воевать с ИГ, и, по данным МЭА, он сократил менее половины из обещанных 200 000 баррелей в день. Такие утверждения «абсолютно неверны и необоснованны», заявил министр нефти Ирака Джаббар аль-Лаиби.

Страны картеля договорились 30 ноября 2016 г. сократить добычу на 1,2 млн баррелей в день. Но в июне их экспорт был лишь на 120 000 баррелей в день меньше, чем в октябре, по данным фирмы Kpler, отслеживающей движение танкеров. «У ОПЕК большие проблемы с выполнением обещаний из-за бюджетных проблем некоторых стран», – признает Шакиб Хелил, бывший министр нефти Алжира.

В Саудовской Аравии нефтяные доходы упали с середины 2014 г. на 60%, но госрасходы – лишь на 18%, по данным Goldman Sachs. Вместо их сокращения правительство потратило $246 млрд из валютных резервов и выпустило облигации на $17 млрд. Затраты ($23 млрд) на строительство метро в Эр-Рияде, которое должно завершиться в 2019 г., не были уменьшены. Ассигнования на оборону и безопасность выросли в 2010–2013 гг. на 50%, а в 2016 г. военные расходы были снова увеличены – до $50 млрд.

«По нашим подсчетам и по подсчетам многих людей, которых мы знаем, они могут так жить еще около трех лет, забирая деньги из суверенных фондов, а затем у них будут очень серьезные проблемы», – говорит Тим Дав, гендиректор сланцевого добытчика Pioneer Natural Resources. Иракский министр аль-Лаиби указывает на недовольство многих стран ОПЕК требованиями саудовцев: они сокращают добычу «только для того, чтобы получить более высокую цену для IPO Saudi Aramco». Эр-Рияд хочет привлечь около $100 млрд за счет размещения акций нефтяной госкомпании, считается, что для этого нужна нефть по $60. Аль-Фалих отрицает, что Саудовская Аравия действует из этих соображений.

Перевел Михаил Оверченко