Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4461 от 30.11.2017 под заголовком: Неформальная поддержка России

Всемирный банк поверил в российскую экономику

Прогноз ВВП улучшен, но рост полностью зависит от нефти и структурных реформ

Эксперты Всемирного банка (ВБ) ждут, что в этом году российский ВВП вырастет на 1,7%, а не 1,3%, как прогнозировал банк в мае. В 2018 г. экономика сохранит такие же темпы роста и ускорится до 1,8% в 2019 г. (прогноз улучшен на 0,3 и 0,4 п. п. соответственно).

Поддержкой для экономики останется внутренний спрос, пишет ВБ. После сокращения на 12,2% в 2014–2016 гг. в I квартале он вырос на 1,5%, а во втором – на 6%. В будущем его поддержат рост зарплат, возврат к их индексации для бюджетников и рост других доходов, правда в основном неформальных. Постепенное восстановление потребления связано с госфинансированием и вряд ли будет устойчивым, сомневается главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

Также поддержит экономику рост экспорта, который за первое полугодие 2017 г. увеличился на 5,1% в годовом выражении, пишет ВБ.

Экономика довольно неплохо справляется с кризисом, но за стабильными показателями скрываются нюансы, указывают эксперты ВБ. За первое полугодие 2017 г. уровень бедности незначительно снизился – до 14,4%, но связано это с медленным номинальным ростом прожиточного минимума (в I квартале лишь на 1,4%), говорится в докладе ВБ. Некоторые домохозяйства, реальные доходы которых сократились, могли выйти из бедности, но уже во II квартале рост прожиточного минимума приблизился к инфляции и бедность вернулась к показателям 2016 г., приводят пример эксперты банка. Не растет безработица – но не за счет упрощения регулирования рынка труда, а из-за сокращения населения трудоспособного возраста (за 2016 г. почти на 1 млн человек). Постепенно станут восстанавливаться доходы населения, но основной вклад будет от заработков в неформальном секторе, а не от официальных зарплат.

Нестабилен и сам экономический рост: в III квартале его темпы уже замедлились до 1,8%, а в квартальном выражении рост почти остановился. Основная причина – слабый рост инвестиций (лишь на 3,1% после 6,3% в II квартале), на который правительство делает ставку. Замедлились темпы роста добычи полезных ископаемых и газа, ускорение строительного сектора свелось практически к нулю, единственная отрасль, которая сильно выросла, – сельское хозяйство. И то лишь из-за рекордного урожая, который ненадолго вывел показатель в плюс, отмечает Тихомиров.

Перспективы экономики по-прежнему будут связаны с ценой нефти, предупреждает ВБ: снижение ее на 15% может замедлить темпы экономики до 1,4% в 2018 г. и 1,5% в 2019 г., а повышение – ускорить экономику до 2,1% к 2019 г. (таков базовый прогноз Минэкономразвития на 2017–2019 гг.). Но даже такого роста экономики недостаточно для сокращения разрыва с глобальными темпами роста.

В первой половине 2017 г. основным фактором роста оставались неторгуемые секторы: розничная и оптовая торговля, недвижимость и строительство, но рост оптовой торговли связан с пополнением запасов, а строительства – с крупными государственными инфраструктурными проектами. Отрасли же производства с высокой добавленной стоимостью, не связанные с нефтью, вряд ли станут бенефициарами восстановления экономики: диверсификация происходит медленно из-за структурных ограничений.

Единственный выход – проводить структурные реформы, указывает ВБ, но пока единственный пример – переход на новое бюджетное правило, которое должно снизить чувствительность экономики к колебаниям нефтяных цен. Например, нужно эффективнее распределять расходы на здравоохранение, пишут его эксперты: сейчас во главу угла ставится дорогостоящая стационарная медицинская помощь, но продуктивность системы здравоохранения падает. Несмотря на сокращение коечного фонда, за последние 10 лет число больничных коек на 1000 человек выросло в 1,6 раза, а средняя продолжительность пребывания в стационаре в 1,5 раза больше, чем в ЕС, приводит пример ВБ. Без реформ риски для экономики остаются прежними: снижение цен на нефть, расширение санкций, рост разрыва между реальными зарплатами и доходами, уязвимость банковского сектора и снижение производительности.

Из всех факторов, которые будут определять динамику экономического роста ближайшие годы, ключевой – реформы, согласен Тихомиров, лишь последовательная и быстрая реализация реформ может существенно поддержать рост. Нужны серьезные инвестиции в обновление производства и повышение качества продукции, считает Валерий Миронов из Центра развития Высшей школы экономики: внутренний спрос все еще слаб, ограниченной остается динамика неторгуемых секторов.

Читать ещё
Preloader more