Статья опубликована в № 4513 от 21.02.2018 под заголовком: Волокита за $500 млн

Как потратить $500 млн и ничего не сделать

Антикризисная служба США должна бороться с финансовыми рисками, но стала примером засилья бюрократии
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Чтобы избежать повторения финансового кризиса, конгресс США создал в 2010 г. новое ведомство – Службу финансовых исследований (OFR). Предполагалось, что она будет предупреждать власти об экономических и рыночных рисках. Но OFR не удалось найти себе место в Вашингтоне, из-за чего ее проекты были отложены или сокращены, а сотрудникам приходилось бороться с другими регуляторами и спорить с республиканцами. В результате ведомство потратило $500 млн, так и не сделав ничего существенного.

Одной из главных задач OFR должны были стать стандартизация и хранение данных о торгах на финансовых рынках и кредитовании. Это помогло бы выявить системные риски, которые привели к кризису в 2008 г. Также сторонники OFR надеялись, что она будет высказывать авторитетное мнение в периоды высокой волатильности на финансовых рынках. Учреждение OFR «было хорошей возможностью облегчить регулирование и одновременно улучшить надзор за финансовыми рисками, но она была упущена», говорит экономист Аллан Менделовитц, участвовавший в подготовке законопроекта о ее создании.

Почти сразу же OFR стали критиковать республиканцы, назвавшие службу, которая должна была собирать в том числе персональную финансовую информацию, инструментом слежки за американцами. Хотя бывший содиректор отдела анализа мировой экономики Morgan Stanley Ричард Бернер, который руководил OFR с момента ее создания до конца 2017 г., по-другому видел ее задачи и хотел сделать из службы прежде всего независимый исследовательский центр, говорят работавшие с ним люди.

Первое важное задание OFR получила весной 2012 г., когда регуляторы попросили ее проанализировать риски в секторе управления активами. Но OFR не установила себе сроки, и летом 2013 г. проект был еще далек от завершения, что вызвало недовольство министерства финансов. Когда OFR представила минфину и Комиссии по ценным бумагам и биржам США черновик доклада, тем не понравились длинные описания потенциальных рисков и отсутствие эмпирического анализа, поэтому документ был сокращен на две трети.

Также лоббисты, представлявшие интересы одной из крупнейших управляющих компаний Fidelity Investments, пожаловались конгрессменам, что OFR не проверяет факты. Они указали, что служба ошиблась на $200 млрд при оценке активов Fidelity, и подкрепили свои слова публичной информацией.

Также OFR создавала систему для хранения и анализа больших объемов финансовых данных. Но проблема была в получении актуальной информации. Другие ведомства не спешили выполнять запросы OFR, а приобретаемые ею данные о финансовых транзакциях были далеко не полными, говорят сотрудники службы. При этом OFR так и не воспользовалась полномочиями заставить участников рынков передавать данные о транзакциях. Потребность в этом возникла 15 октября 2014 г., когда казначейские облигации резко подорожали, а потом подешевели без видимой причины. В минфине не понимали, что происходит на рынке, так как у чиновников не было полных данных о транзакциях на нем. Казалось, именно здесь OFR и могла бы помочь. Но выяснилось, что и у нее нет необходимых данных. Когда власти попросили объяснений у Бернера, он ответил, что не был уверен в наличии у службы полномочий их запрашивать и по-любому не стал бы их применять в этом случае. Это потрясло представителей минфина и других регуляторов, говорят участники того совещания.

По словам коллег, Бернер беспокоился, что требованиями передать информацию наживет себе врагов в других ведомствах. «Он верил, что сможет достичь большего с помощью пряника, а не кнута», – отмечает бывший сотрудник минфина Амиас Герети.

Администрация президента Дональда Трампа сейчас стремится смягчить финансовое регулирование. Отсутствие значимых результатов делает OFR легкой мишенью для Белого дома. В ноябре минфин сообщил OFR, что бюджет службы будет сокращен на четверть (до $76 млн в 2018 г. с $93 млн в 2017 г.), а число сотрудников – более чем на треть. «Если вам здесь не нравится, можете уйти», – заявил им советник министра финансов Крэйг Филлипс.

Бернер отказался от комментариев. Пока правительство ищет нового постоянного директора OFR, его обязанности исполняет Кен Фелан из министерства финансов, но он тоже отказался от комментариев. «Мы строим более компактную и эффективную организацию», – заявил представитель минфина.

Перевел Алексей Невельский

Читать ещё
Preloader more