Статья опубликована в № 4523 от 12.03.2018 под заголовком: Юридический майнинг

Криптовалютная лихорадка заражает юридический рынок

Но многие юрфирмы считают эти проекты слишком опасными для своей репутации
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Зарабатывать на этом нужно сейчас – завтра будет уже поздно, говорят многие юристы об увлечении клиентов криптовалютами. Обычно приходится биться за проекты, но, если речь заходит о блокчейне и криптовалюте, ситуация меняется, замечает управляющий партнер NSP Александр Некторов.

Опасные деньги

В прошлом году рынок криптовалют многих привлек аномальным взлетом (биткойн, например, подорожал на 1552%). Заработать пытаются разными способами – на росте и падении курса, майнинге, продаже ферм, поставках им электроэнергии, оказании финансовых услуг, привлечении финансирования. В 2017 г. было проведено более 900 ICO (initial coin offering – выпуск криптовалюты и продажа ее инвесторам). По оценкам EY, было привлечено около $7,5 млрд более чем на 370 ICO, в том числе $310 млн – фаундерами из России. А в этом году появилась первая национальная криптовалюта – Венесуэла собрала заявок на $735 млн в первый день предварительных продаж El Petro.

И на всем этом зарабатывают или пытаются заработать международные и российские юрфирмы. В середине – конце 2017 г. интерес к ICO был огромный и порой даже нездоровый, констатирует партнер EY Георгий Коваленко. Криптовалютой стараются заниматься практически все, говорит Некторов: корпоративный рынок сжимается, крупных проектов все меньше, а маржа в криптопроектах высока. В начале 2017 г. их доля в выручке NSP была невелика, а в какой-то момент вся корпоративная практика загружена ими на 70–80%. Они приносят почти 1% общей выручки, рассказывает партнер крупной международной юрфирмы: это проекты ICO и сопровождение сделок в криптовалюте.

К Goltsblat BLP за 2017 г. и в начале 2018 г. по вопросам ICO, криптовалют и криптофондов обращались более 30 раз, рассказывает партнер фирмы Олег Хохлов. Она сопровождала ICO Atlant.io (платформа недвижимости), Bubbletone.io (телекомоператоры на блокчейне) и SLP Network (платформа обмена баллами в различных маркетинговых программах), еще пять ICO прорабатываются на ранней стадии. Над проектом выпуска токенов российской компанией работает Debevoise & Plimpton (представитель юрфирмы не указывает ее название). Есть запросы и от иностранных компаний, отмечает международный советник Debevoise & Plimpton Анна Максименко, им нужны заключения о квалификации токенов по российскому праву. С запросами обращаются и те, кто размещают токены, и инвесторы, которые хотят застраховаться от рисков, рассказывает Некторов.

Еще одно направление – правовые услуги, связанные с созданием, администрированием и лицензированием криптофондов. Менее популярные запросы – структурирование сделок с майнингом. Много работы по продаже майнинговых ферм и импорту криптокошельков в Россию, перечисляет партнер CMS Айк Сафарян.

Криптовалюты интересуют клиентов юрфирм и как экзотический инструмент ухода от налогов. Отсутствие централизованного контроля за операциями и возможность полной анонимности создают условия для использования блокчейна в противоправных целях, в том числе для уклонения от уплаты налогов, говорит партнер KPMG Ольга Ясько. Впрочем, опрошенные юристы уверяют, что не участвовали в таких проектах.

Чаще всего сделки заключаются через офшоры, рассказывают юристы. Это подкинуло работы юрфирмам, которые специализировались на офшорах, – спрос на их услуги упал из-за деофшоризации, говорит партнер Taxology Михаил Успенский, а особенно активны в этом сегменте юрфирмы, у которых развита практика услуг по венчурному капиталу и IT. Появляются юрфирмы, специализирующиеся исключительно на таких проектах. Но лидируют все же крупные игроки, показал опрос «Ведомостей».

В отсутствие регулирования сделки с криптовалютами проводятся не по российскому праву, сетует Некторов. Его фирма, как правило, структурирует их по английскому праву, а при выпуске токенов учитывается законодательство нескольких десятков стран.

Это дает фору международным юрфирмам, но занимаются этими проектами не российские, а иностранные офисы. EY, например, часто использует швейцарскую практику и местное законодательство.

Некоторые крупные международные юрфирмы и вовсе отказываются от этих денег, считая их слишком токсичными. Половина ICO-проектов в 2017 г. не выжила, следует из данных Bitcoin.com. Если к юристам нашего уровня приходят с запросом проконсультировать по ICO, все заканчивается достаточно быстро, рассказывает управляющий партнер Hogan Lovells в России Оксана Балаян: «Мы просто не можем исключить все риски, связанные с операцией, пока она в серой зоне, для юрфирмы это гигантские репутационные риски». Сложно проверить благонадежность таких клиентов, признает Коваленко. На ICO американские юристы зарабатывают 5% от размещенной суммы – огромные для рынка деньги, говорит партнер одной из крупнейших международных юрфирм, но репутационные и финансовые риски слишком велики – в случае мошенничества иски могут быть предъявлены и юристам. И пока позиция американской SEC (Комиссия по ценным бумагам и биржам) еще формируется, лучше подождать, осторожен он. В октябре 2017 г. SEC возбудила первое дело о мошенничестве при ICO.

Что будет с рынком

Мнение юристов о будущем этого рынка разделилось – одни уверены, что ужесточение регулирования убьет его, другие ждут, когда регулирование откроет им доступ на этот рынок в России. В этом сегменте формируется параллельная реальность без консультантов и посредников, заключает Балаян: как только появится регулирование, всем будет легче. А вот Коваленко считает, что ужесточение регулирования в мире и падение курса криптовалют в этом году уже охладили интерес клиентов. Рынок ждет ICO технологичных компаний, для которых блокчейн является основой их бизнеса, рассуждает он. Коррекция уже начинается – проводить ICO все сложнее, говорит Некторов, но сам инструмент сохранится, а конкуренция будет жестче.

Подготовленный Минфином законопроект запрещает россиянам, не являющимся квалифицированными инвесторами, покупать токены больше чем на 50 000 руб. за выпуск. Предложение ЦБ еще жестче – ограничить вложения неквалифицированных инвесторов 50 000 руб. в год. Кроме того, токены должны торговаться на российских площадках. Контролировать эти платформы будет Центробанк, который включит их в специальный реестр. Такие площадки должны быть российскими юрлицами с капиталом не менее 5 млн руб., а технические средства, на которых работают платформы, должны размещаться в России.

В таком виде регулирование может затормозить развитие сектора в России, считает Коваленко: он слишком сложен и многогранен для описания на нескольких страницах закона, лучше перенять опыт других стран, где закон технологически нейтрален, – суть важнее формы. Страшный сон эмитентов токенов – их могут приравнять к эмитентам ценных бумаг, поддерживает управляющий партнер «Инфралекса» Артем Кукин.

Пока не появилось регулирование, юристы готовы зарабатывать на криптовалютной лихорадке, но получать гонорар хотят в привычной для них фиатной валюте. Хотя поступают предложения рассчитаться в криптовалюте, признается партнер Goltsblat BLP Екатерина Дедова. Несколько клиентов были готовы на такой эксперимент, рассказывает и Ясько, но в итоге отказались от идеи – схема расчетов, которая соответствовала бы закону, слишком затратна.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more