Статья опубликована в № 4595 от 26.06.2018 под заголовком: Доллар – оружие против Ирана

Новые санкции США душат экономику Ирана

Иностранные банки уходят из страха потерять доступ к долларам
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Зарубежные банки, помогавшие Ирану торговать при прежних санкциях, теперь прекращают сотрудничество с ним. Они напуганы угрозой новых санкций, обещанных в мае президентом США Дональдом Трампом, который вывел Иран из соглашения по ядерной программе.

Будущие санкции уже мешают иранскому бизнесу воспользоваться желанием Евросоюза, Китая и Индии торговать со страной. Несколько крупных нефтеперерабатывающих компаний заявили, что могут сократить импорт нефти из Ирана. Другие не хотят инвестировать в страну, а те, что поставляют товары в Иран, испытывают проблемы с получением платежей. Даже банки, не присутствующие в США, отказываются вести дела с Тегераном, боясь потерять доступ к долларовой финансовой системе. «Центральное место доллара в мировой торговле – это стратегическое оружие США», – говорит Питер Харрелл, отвечавший за санкции против Ирана при администрации Барака Обамы.

Почти вся торговля нефтью, основным экспортным продуктом Ирана, ведется в долларах. По данным консалтинговой фирмы Vortexa, ее экспорт снизился в среднем с 2,7 млн барр. в день в мае до 2,2 млн в июне.

Индия – второй по величине импортер нефти из Ирана, и ее правительство неоднократно заявляло, что не будет выполнять санкции США. Но в конце июня Indian Oil, крупнейший индийский нефтепереработчик, предупредила о возможном сокращении импорта иранской нефти из-за того, что государственный State Bank of India прекратил сотрудничать с Тегераном.

Европейские компании, которые покупают около трети иранской нефти, тоже рассматривают такой шаг. Банки, работающие с итальянской Saras, не хотят ­финансировать такие сделки. Представитель Saras отметил, что компания еще не приняла окончательного решения по ­Ирану.

Крупные европейские банки давно прекратили работать с ­Ираном. Французский BNP Paribas был оштрафован на рекордные $9 млрд за нарушение санкций США против Ирана и Судана в 2014 г. Но теперь и небольшие кредиторы ограничивают или полностью прекращают сотрудничество с Тегераном, в их числе австрийский Oberbank, немецкий DZ Bank и французский Wormser. По словам людей, знакомых с ситуацией, руководство этих банков решило, что доступ к долларам для них важнее.

Европейские чиновники попросили центральные и государственные банки заменить частников, утверждают источники WSJ. Но те, по их словам, настороженно относятся к просьбам правительств помогать компаниям торговать с Ираном. Объяснение простое: центробанкам тоже нужны доллары. «Самая важная задача сейчас – найти решение для банковской и финансовой сфер, поскольку для законной торговли и инвестиций нужны банки-партнеры и работающие финансовые модели», – заявила недавно еврокомиссар по внешней политике Федерика Могерини.

Доллар уже давно является главной мировой валютой, а в последние годы его доминирование усилилось. Согласно данным SWIFT в прошлом году 85% расчетов в мировой торговле производилось в американской валюте по сравнению с 81% двумя годами ранее. По данным Банка международных расчетов, доллар использовался примерно в 90% транзакций на валютном рынке, дневной оборот которого составляет $5,1 трлн (последние данные – за 2016 г.).

У многих международных банков есть отделения в США, но даже те, у кого их нет, взаимодействуют с банками, у которых они быть могут и которые боятся нарушить санкции. Вашингтон предупреждал, что будет преследовать любые организации, помогающие нарушить санкции, даже если они сами не взаимодействуют с Ираном.

При Обаме американские чиновники позволяли Ирану торговать с другими странами в ограниченном режиме и даже просили банки и компании обеспечивать поставки гуманитарных товаров. Но теперь Белый дом стремится наказывать нарушившие санкции компании, утверждает гендиректор юридической фирмы W Legal Найджел Кушнер. Его европейский клиент перестал экспортировать зерно в Иран после того, как его банк прекратил работать с Тегераном, рассказывает Кушнер. Наша «цель – минимально возможное экономическое взаимодействие и максимальное экономическое давление», заявил в июне Эндрю Пик, отвечающий в госдепартаменте США за иранское направление.

Перевел Алексей Невельский

Читать ещё
Preloader more