Статья опубликована в № 4706 от 29.11.2018 под заголовком: Революционный антитраст

Руководитель ФАС: «Ситуацию во многих регионах я бы назвал экономическим феодализмом»

«Нет ни частного сектора, ни капиталистических отношений, а есть вассалы и князья»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Главным событием прошлого года мы, конечно, считаем утверждение президентом первого национального плана развития конкуренции. Каждые пять лет будет приниматься новый план. В развитие этого указа правительство приняло уже 18 отраслевых программ федерального значения – от энергетики до образования. И впервые главным исполнителем от правительства назначена ФАС.

Кроме того, президент созвал Госсовет, всех губернаторов и потребовал от них кардинально изменить свою работу. Ситуацию во многих регионах я бы назвал экономическим феодализмом. Нет ни частного сектора, ни капиталистических отношений, а есть вассалы и князья – госаппарат, который вмешивается в частный бизнес. Его доля ничтожна, а господствуют государственные унитарные и муниципальные унитарные предприятия. По итогам Госсовета президент поручил регионам определить ключевые показатели развития конкуренции минимум в 33 из 41 сферы – от образования до транспорта. И чтобы этих показателей достигнуть, руководству многих регионов нужно проделать колоссальную работу.

Что нас ждет в будущем? Мы планируем сильно пересмотреть наши практики, и, возможно, четвертая промышленная революция, которая стала причиной разработки пятого антимонопольного пакета, приведет к революции и в нашей сфере.

Игорь Артемьев

Окончил Ленинградский государственный университет по специальности «биология», а также Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «юриспруденция». В 1990 г. избран депутатом Ленсовета, председателем комиссии по экологии и городскому хозяйству. В 1996 г. назначен первым вице-губернатором и председателем комитета финансов администрации Петербурга. В декабре 1999 г. стал депутатом Госдумы. Заместитель председателя фракции «Яблоко», заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам. С 10 марта 2004 г. – руководитель Федеральной антимонопольной службы.

Уже внесен в Госдуму проект закона о запрете на создание унитарных предприятий на конкурентных рынках (с некоторыми исключениями – например, по решению президента или правительства). Это совершенно отвратительная антиконкурентная организационно-правовая форма. Унитарное предприятие как бы говорит: «Я обычный хозяйствующий субъект. Я такой же, как все, я конкурирую с частниками, для меня должны быть такие же правила, как для частников». Но при этом оно получает субсидии и имущество из бюджета, преференции и привилегии. Таким образом просто уничтожается конкурентный рынок. Если вы оглядитесь вокруг, то увидите, что все ЖКХ, половина транспортных услуг, все, что касается быта и среды обитания, – все это построено на деятельности этих «замечательных» двуличных предприятий, которые зачастую поглощают огромные ресурсы, но дают весьма плохенькое качество. А о коррупции, о связях с чиновниками и семейственности – об этом ходят легенды. И вот этот законопроект, несмотря на отрицательное заключение главного правового управления администрации президента и критику в Совете Федерации, получил одобрение президента по личному докладу премьер-министра.

После каких-то 10 лет работы мы всего в полушаге от того, чтобы уничтожить закон о естественных монополиях, который нанес огромный вред нашей стране. Он позволяет порождать законодательство о связи, о газоснабжении, о трубопроводном транспорте, еще о каких-то монополиях. В нем устанавливаются специальные нормы по отношению к общим нормам и даже к Конституции. И если бы не судебная практика, то мы вообще могли бы забыть о конкуренции во всех сферах, где есть естественные монополии, и на смежных рынках. Вместо этого закона должна появиться новая глава в законе о конкуренции. Мы считаем, что естественными монополиями не должны считаться отрасли, просто потому что они по какой-то причине оказались в перечне естественных монополий. Например, аэропорты в Московском узле конкурируют как сумасшедшие друг с другом, а мы их считаем естественными монополиями. К ним должны относиться только компании, имеющие сетевые объекты и при отсутствии конкуренции, а остальных нужно отпустить на волю, вывести из-под регулирования. Учитывая поддержку высшего руководства страны, думаю, мы прорвемся на этот раз, сможем принять необходимые поправки.

К моему великому сожалению, заблокирован главным правовым управлением администрации президента закон об антимонопольном комплаенсе. Я не знаю почему. Но очень надеюсь, что нам все-таки удастся договориться. И нам очень приятно, что президент согласился включить в указ о нацплане тему комплаенса. Я думаю, что теперь очень трудно будет сопротивляться принятию этого акта. Наличие в компании комплаенса должно стать одним из факторов, снижающих штраф на 1/8. И эти процедуры помогут нам понять, кто виноват: компания или ее сотрудник.

Вопросы регулятору

Андрей Рего, председатель генсовета Ассоциации антимонопольных экспертов: В этом году мы проводили очередной опрос членов Ассоциации антимонопольных экспертов. Отвечая на вопрос, как вы оцениваете практику рассмотрения дел, 56% респондентов отметили, что в последнее время все больше антимонопольных решений продиктовано политическими задачами. Как бы вы могли это прокомментировать?
Артемьев И.: Нам не звонят ни президент, ни председатель правительства, ни министры. Они не подсказывают нам, какие решения выносить. Поэтому политическая целесообразность при рассмотрении антимонопольных дел отсутствует.
Но есть близкая тема – борьба с завышением цен. В нефтянке уже в открытую говорят о ручном режиме управления. При рыночном ценообразовании, когда мировые цены растут, казалось бы, у нас тоже должно дорожать топливо, но не можем мы допустить, чтобы бензин у нас стоил, как в Европе. Это приведет к росту цен на тепло, на хлеб, на все, покупательная способность упадет, уровень жизни упадет. Мы все же добывающая нефть страна. Давно следует ввести плавающий акциз для стабилизации внутренних цен – пусть снижается при высоких ценах и растет при низких (проработать такой механизм до 1 марта 2019 г. поручено по итогам совещания у вице-премьера Дмитрия Козака. – «Ведомости»).
Где-то нас вынуждает заниматься ценами неправильное регулирование – даже там, где абсолютно конкурентный рынок, ФАС вынуждена в силу закона реагировать на жалобы населения. Я не говорю, что это хорошо, но это нельзя назвать политической мотивацией. Минпромторг должен этим заниматься. У них могла бы быть специальная инспекция, как это было в постсоветские времена. При чем здесь антимонопольное ведомство? Монополии-то нет. Мы против этого, но мы обязаны подчиняться правилам.
Елена Соколовская, руководитель антимонопольной практики «Пепеляев групп»: Многие иностранные компании, работающие на российском рынке, вынуждены соблюдать санкционный режим, ограничивающий поставки различным российским компаниям. Если эта иностранная компания занимает доминирующее положение на российском рынке, то ее действия могут быть квалифицированы как злоупотребление в форме необоснованного отказа заключить договор. Собирается ли ФАС активно вмешиваться и возбуждать дела?
Артемьев И.: Законы Российской Федерации подлежат неукоснительному исполнению. Но мы понимаем, что преследовать компании с излишним рвением на фоне санкций, чтобы они вообще ушли с российского рынка, наверное, не стоит. Почему вы не слышите о каких-то серьезных спорах ФАС с компаниями на эту тему? Потому что компании, которые вынуждены соблюдать режим санкций, ведут себя с точки зрения антимонопольного законодательства корректно. Они понимают, что им не нужно лезть в картели и завышать цены, если они хотят остаться в России.
Попадутся – будут наказаны в соответствии с российским законодательством.

СвернутьПрочитать полный текст

Внесен в правительство законопроект, наделяющий правительство правом в интересах жизни и здоровья граждан разрешить использование интеллектуальной собственности без согласия патентообладателя. Ни одна страна не выводит вопросы интеллектуальной собственности из-под антимонопольного регулирования. А мы продолжаем: настолько у нас сильное лобби иностранных компаний. Мы очень благодарны Конституционному суду, который четко расставил приоритеты по вопросу параллельного импорта. Сейчас по Гражданскому кодексу мы ничего не можем свободно покупать у официальных дилеров за рубежом и завезти в Россию без согласия правообладателя. Это абсолютное ограничение самих себя, ограничение торговли, ограничение свободы предпринимательства. Поэтому мы предлагаем дать правительству право разрешать параллельный импорт определенных товаров (поручение подготовить такие поправки дал премьер-министр Дмитрий Медведев. – «Ведомости»). Но компании, которые локализовали производство в России, имеют право требовать для себя изъятий – это защита инвестиций. Ввести международный принцип исчерпания прав на товарные знаки нужно на уровне ЕАЭС, но пока инициативу заблокировала Белоруссия.

Россия стала второй страной в мире (после Германии. – «Ведомости»), которая разработала «цифровое» антимонопольное законодательство. В XXI в. надо иметь цифрового кота, потому что без него мы цифровых мышей не поймаем. Доминирующим положением мы предлагаем считать владение цифровой платформой, если на нее приходится более 35% рынка взаимозаменяемых услуг, а выручка превышает 400 млн руб. Вводится понятие «сетевые эффекты» – возможность благодаря большому числу пользователей оказывать решающее влияние на условия обращения товара.

Мы все больше расширяем палитру требований к компаниям при сделках экономической концентрации, прежде всего глобальных. И, что важно, мы стали требовать от объединяющихся иностранных компаний технологических трансферов в России. Мы это делаем уже не первый раз, как и все передовые антимонопольные органы в мире.

Самый сложный проект – поправки в Уголовный кодекс. В 2017 г. было выявлено 360 картелей, 310 из них – сговоры на торгах, ущерб бюджету оценивается экспертами примерно в 1,5–2% ВВП. Мы не хотим, чтобы появились полки осужденных за нарушение антимонопольного законодательства, но не ужесточать борьбу с картелями нельзя. Участники картеля должны быть на скамье подсудимых. Я надеюсь, что наш суд будет гуманен к ним, возможно, они для начала будут получать условные наказания. И мы предлагает вдвое – до 100 млн руб. увеличить доход от картеля, при получении которого может последовать уголовное наказание.

Текст подготовлен по материалам выступления на X ежегодной конференции «Антимонопольное регулирование в России», проведенной газетой «Ведомости» 26 октября в Москве.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more