Статья опубликована в № 4706 от 29.11.2018 под заголовком: Экономика становится экономикой внимания

Экономика становится экономикой внимания

Компании «залезают не только в наш кошелек, они залезают к нам в мозг и заставляют покупать определенные товары»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Указ президента об основных направлениях конкурентной политики – это стратегический документ, который предопределяет направления нашей деятельности на ближайшие три года. В нем обозначены рынки, развитие конкуренции на которых должно давать наивысший эффект для экономики: традиционные – например, газа, нефти, а также новые, связанные с цифровизацией.

Рынки стали многомерными, доходы монетизируются совершенно в иных сферах, не характерных для традиционных индустриальных рынков. Сложно оценить продуктовые и географические границы деятельности крупных транснациональных компаний. Рыночная власть формируется за счет контроля над большими данными, применения экономики знаний и алгоритмов. 90% потребителей не понимают, как пользуются информацией об их поведении крупные компании. Они стали работать адресно, они не изучают предпочтения потребителей, а формируют их, они залезают не только в наш кошелек, они залезают к нам в мозг и заставляют покупать определенные товары. Экономика становится экономикой внимания.

У антимонопольных органов должна быть возможность реагировать на эти изменения. В целом нормы антимонопольного законодательства это позволяют, но есть особенности цифровых рынков, которые необходимо учесть в пятом антимонопольном пакете, включая уточнение понятийного аппарата, анализа рынка, мер понуждения к исполнению наших решений и предписаний. Кроме того, необходимо развивать конкуренцию, о чем говорится в дорожной карте в сфере информационных технологий и телекоммуникаций, в частности о так называемом механизме предустановки программ на цифровых платформах. Как сделать так, чтобы разработчики отечественного программного обеспечения имели возможность оказаться на платформах компаний, которые занимают доминирующее положение на рынке? Как сделать так, чтобы гиганты, которые расположены далеко за пределами России, соблюдали требования нашего антимонопольного законодательства? В частности, среди мер понуждения мы рассматриваем возможность применения оборотных штрафов. Но самое главное – как технически обеспечить реализацию наших полномочий. И как сделать так, чтобы, обязывая крупных игроков соблюдать требования антимонопольного законодательства, мы не ущемили интересы провайдеров, потребителей. Скажем, если мы какой-то поисковик понуждаем к соблюдению наших требований, как сделать так, чтобы потребители не лишились возможности пользоваться этим поисковиком.

Анатолий Голомолзин

Окончил Иркутский политехнический институт, прошел курс обучения в Академии народного хозяйства при правительстве.
В 1983–1995 гг. работал в Сибирском энергетическом институте.
С 1995 г. − в антимонопольных органах.
В 2000 г. назначен замминистра по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.
В 2004 г. назначен замруководителя ФАС.

Есть еще одно направление, которое также отмечено в указе, – развитие биржевой торговли. Речь идет о расширении перечня продуктов, которые торгуются на бирже, и инструментов биржевой торговли. Например, сейчас на бирже продается уже примерно миллион кубометров леса и пиломатериалов. На рынке ситуация не изменилась, лес сколько стоил, столько и стоит. Но раньше большая часть доходов уходила по серым или черным схемам, а сейчас только благодаря тому, что лесхозы стали торговать на бирже, доходы казначейств в ряде регионов возросли до 7 раз. Выросли и таможенные платежи, поскольку декларации стали основываться не на декларируемых ценах, а на котировках по итогам биржевых торгов. Это означает не только развитие конкуренции, но и оздоровление ситуации в отрасли.

Мы уже сформировали зрелые рынки нефтепродуктов. Биржевая торговля в определенном смысле спасала экономику в трудные периоды: когда цены на топливо росли, то на биржевой площадке они были на 8–10% ниже, чем индикаторы цен на сопоставимых зарубежных рынках – так называемые нетбэки.

Очевидно, что нужно не только торговать товаром, но и развивать производные финансовые инструменты. Торговля фьючерсами на нефть марки Urals – это глобальный проект, который позволяет нам получить более адекватную ее оценку. Сейчас Urals оценивается путем перерасчета от марки Brent, которая котируется на зарубежных площадках. И есть оценки, согласно которым, продавая Urals на бирже, мы можем повысить цены на российскую нефть. Но это не главное.

Важно, что мы являемся одним из мировых лидеров на рынках нефти и природного газа, одним из основных поставщиков на мировые рынки, но при этом не участвуем в формировании цен. А мы можем давать бенчмарки для мировых цен, привлекать в Россию ликвидность с мировых рынков. А это означает оздоровление финансовой системы России, укрепление наших позиций на мировых рынках и в целом повышение конкурентоспособности экономики.

Тарифный баланс

В настоящее время обсуждаются поправки в законодательство, которые направлены на нормативное закрепление наших подходов к проконкурентному тарифному регулированию. Их отличительная особенность – задействование потенциала такого регулятора, как антимонопольный орган, который сочетает в себе ряд функций: тарифного регулирования, антимонопольного контроля и контроля закупок субъектами естественных монополий. В совокупности это позволяет нам адекватно оценивать деятельность регулируемых компаний.

Мы сформулировали принципы проконкурентной тарифной политики: она должна быть ориентирована на обеспечение баланса интересов регулируемых организаций и потребителей, быть долгосрочной, гибкой, позволять развиваться не только регулируемым компаниям, но и потребителям их услуг. С помощью принципа «инфляция минус» (индексация тарифов. – «Ведомости») мы переходим к дерегулированию рынков. Также компании должны понимать, какие изменения на рынках происходят, какие сегменты становятся конкурентными, какие остаются естественно монопольными, как более эффективно будут работать естественные монополии, как будет гарантирован недискриминационный доступ к ним, какие в конкурентных сегментах сформируются организованные товарные рынки. Все это должно быть также отражено в элементах долгосрочной политики.

В таком режиме одобрялись оптовые цены на газ, тарифы на услуги газораспределительных организаций и региональных газовых компаний. ФАС приняла более 120 решений. Из них примерно в 20% случаев тарифы были установлены с учетом принципа «инфляция минус», а в 80% случаев речь шла об их снижении. Принцип «инфляция минус» до недавнего времени декларировался, а теперь он зафиксирован в методике предельного ценообразования, которое в ближайшее время, мы надеемся, будет принято в отрасли связи. Предстоит рассчитать, на сколько тариф должен быть ниже инфляции, как стимулировать компании повышать свою эффективность.

Информация нам представляется в цифровом виде, это позволяет быстрее и качественнее проверить все материалы.

Сейчас мы переоцениваем тарифные решения, которые были приняты ранее, и уже с учетом этого устанавливаем новый базовый тариф и затем принимаем решение по тарифному регулированию.

Текст подготовлен по материалам выступления на X ежегодной конференции «Антимонопольное регулирование в России», проведенной газетой «Ведомости» 26 октября в Москве.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more