Статья опубликована в № 4706 от 29.11.2018 под заголовком: Конкуренция не по плану

Что происходит с конкуренцией, пока строятся планы по ее защите

Год уже потрачен на канцелярскую работу, считает партнер адвокатского бюро «Инфралекс»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Почти год прошел после утверждения президентом Национального плана развития конкуренции на 2018–2020 гг. Объем работы для двух лет глобальный: 13 отраслей экономики, целевые показатели по разгосударствлению и созданию конкурентной среды. Результаты первого года тоже масштабные: утверждение методик и планов мероприятий, принятие дорожных карт в регионах, 18 отраслевых программ федерального значения, работа над пятым антимонопольным пакетом.

Пока кипит подготовительная работа, в жизни, по словам руководителя ФАС Игоря Артемьева, царит «экономический феодализм». На пленарном заседании [конференции «Ведомостей» «Антимонопольное регулировании в России»] он рассказал, что во многих регионах не просто отсутствует конкурентная политика, а, напротив, ведется антиконкурентная: госсектор проник во все сферы жизни – и «мы имеем дело с плохой версией Советского Союза», а экономику регулируют «уголовно-правовым способом».

ФАС заявляет: для достижения целей нацплана необходимо эффективно пресекать нарушения антимонопольного законодательства. Оно дает ФАС большой набор инструментов для защиты конкуренции, однако анализ практики последних лет показывает, что меры, принимаемые ведомством, подчас ведут к противоположному эффекту.

Свежий пример – определения Верховного суда от 10 октября по делам о тарифах на услуги стивидоров в Приморском и Новороссийском морских портах. Верховный суд отменил решения арбитражных судов трех инстанций, признавших решения ФАС недействительными. Ведомство настаивало, что цены на услуги стивидоров являются монопольно высокими – они номинировались в долларах США и из-за девальвации выросли. Стивидоры доказывали, что состояние портов как естественных монополий давно изменилось, они конкурируют между собой и с иностранными портами. ФАС, однако, отстояла свою позицию и убедила суд, что рынок услуг замыкается в географических границах порта, а отнесение услуг стивидоров к естественным монополиям означает презумпцию функционирования в неконкурентных условиях.

Артур Рохлин

Окончил юридический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова и Российскую школу частного права при Исследовательском центре частного права при президенте. 1997–2000 гг. – ОАО «Богучангэсстрой» (дочерняя компания РАО «ЕЭС России»).
2000–2013 гг. – юрфирма «Юст», с 2006 г. – партнер.
С 2014 г. – партнер юрфирмы «Инфралекс».

Такая презумпция не согласуется с реформированием естественных монополий и исключением из их числа стивидоров. Это предусмотрено в проекте изменений закона о защите конкуренции, подготовленном ФАС в соответствии с нацпланом. ФАС констатирует, что законодательство о естественных монополиях не отвечает современному состоянию рынков и сдерживает развитие конкуренции. Но в портовых делах ФАС не только упорно шла до ВС, отстаивая «устаревшие» позиции, но и предписала портам установить и применять «справедливый» порядок ценообразования. ФАС, правда, была не одинока: в ВС обращалась также «Роснефть», которая изначально жаловалась на цены в портах.

ФАС предписала также установить и согласовать с ведомством «экономически и технологически обоснованную цену» железнодорожных полувагонов – в деле Федеральной грузовой компании (ФГК). ФГК была признана виновной в коллективном доминировании и монопольном завышении цен. 21 сентября Арбитражный суд Москвы признал решение и предписание антимонопольной службы недействительными, указав, что ведомство неправильно определило географические границы рынка, исключив иностранных операторов, и неправильно посчитало доли компаний. Суд также отметил, что президиум Верховного суда еще в 2016 г. счел недопустимым требовать от компаний устанавливать определенную цену на будущее. Такое требование означает уже не защиту конкуренции, а контроль над ценообразованием.

Изменений требует недавняя практика вмешательства ФАС в договорные отношения участников рынка. Например, от «МРСК Волги» ФАС требовала включить в договор о передаче электроэнергии условия, которые хотел видеть ее контрагент. Дело в 2017 г. дошло до ВС, который поддержал решение арбитражного суда о незаконности действий ФАС.

Предупреждения, выдаваемые ФАС в финансовой сфере, способны и вовсе парализовать работу аналитиков, направляющих своим клиентам прогнозы. Так, когда в августе прошлого года аналитик УК «Альфа-капитал» Сергей Гаврилов весьма точно спрогнозировал ситуацию вокруг ФК «Открытие», Бинбанка и Промсвязьбанка (в его письме клиентам упоминался также МКБ), ФАС потребовала «прекращения рассылки подобных писем» и опровержения выводов, которые имели только вероятностный характер и ради которых делаются финансовые прогнозы.

Возможно, цели и ориентиры, предусмотренные нацпланом, поспособствуют корректировке правоприменительной практики ФАС. Год, однако, уже потрачен на канцелярскую работу, а увеличение числа антимонопольных пакетов к росту конкуренции почему-то не ведет.

Текст подготовлен по материалам выступления на X ежегодной конференции «Антимонопольное регулирование в России», проведенной газетой «Ведомости» 26 октября в Москве.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more