Что может сильно ухудшить и улучшить ситуацию в российской экономике

И каков наиболее вероятный сценарий развития в 2019 году
Олег Кузьмин, главный экономист по России и СНГ «Ренессанс капитала»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Прошедший год, несмотря на некоторые сложности, в целом оказался хорошим для российской экономики. Мы увидели неплохой экономический рост, умеренную волатильность курса, инфляцию в районе цели Банка России, а также невысокие процентные ставки. В наступающем году, как мы ожидаем, экономическая ситуация хоть и останется умеренно хорошей, но будет менее благоприятной, чем в 2018 г. Давайте аккуратно разберемся, почему.

Похуже, но не сильно

Во-первых, мы ожидаем замедления темпов экономического роста. Главным образом это связано с последствиями решений в бюджетной политике, а именно повышения НДС с 18 до 20% с января 2019 г. Хотя дополнительные бюджетные доходы будут впоследствии потрачены государством, наличие паузы между получением и расходованием средств приведет к тому, что отрицательный вклад бюджетной политики в рост ВВП составит в 2019 г. порядка 0,3%. В результате, хотя рост экономики продолжится, он составит 1,2-1,3% по сравнению с 1,7-1,8% в 2018 г.

Что означает замедление экономического роста для компаний и населения? В первую очередь это выражается в более низких темпах роста потребительского и инвестиционного спроса. Иными словами, в 2019 г. темп роста рынка потребительских товаров и услуг и расходов компаний на основные и оборотные средства в реальном выражении (за вычетом инфляции) будет меньше, чем в 2018 г.

Во-вторых, хоть мы и не ожидаем существенного отклонения курса рубля от текущих уровней, это означает, что среднегодовой курс в 2019 г. будет ниже, чем в 2018 г., и составит порядка 67 руб./$. Почему мы не видим оснований для значительного изменения курса? С одной стороны, как легко было убедиться, бюджетное правило позволило очень сильно снизить зависимость курса рубля от динамики цен на нефть. Мы не считаем, что в обозримой перспективе концепция и механизм действия бюджетного правила каким-то образом изменятся, а значит, нет и оснований ожидать возвращения взаимосвязи между валютным курсом и конъюнктурой мировых рынков энергоносителей. С другой стороны, в отсутствие внешних шоков у нас нет оснований и ждать изменений в потоках капитала. Объемы погашения внешних долгов с каждым годом после введения санкций в июле 2014 г. становятся все более и более умеренными; внутренний спрос на иностранные активы стал весьма умеренным, в том числе за счет сокращения серого оттока капитала; наконец, сложно ожидать массового притока иностранного капитала в Россию или его оттока без значимых изменений санкционного режима.

Наконец, в 2019 г. можно ждать более высокой инфляции и процентных ставок. В результате повышения НДС и осеннего ослабления рубля инфляция будет немного выше 5,5% в марте-апреле 2019 г. и превысит цель на конец года (наш прогноз – 4,7%). Банк России начал реагировать заблаговременно, подняв ключевую ставку в общей сложности на 0,5 процентного пункта до 7,75%. Мы не ждем дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики. Но еще в начале лета участники финансового рынка и банковского сектора, как нам кажется, полагали, что к лету 2019 г. ставка может даже опуститься ниже 7%, поэтому до недавнего времени такие ожидания влияли на формирование уровня ставок в экономике. Теперь же рынок кредитных и депозитных продуктов начал приспосабливаться к новой реальности, и мы ожидаем продолжения роста ставок в экономике до середины 2019 г.

Возможные сюрпризы

Таким образом, экономическая ситуация в следующем году несколько усложняется, но у нас нет оснований назвать ее действительно плохой (в конце концов, рост остается положительным, а ставки растут умеренно). Может ли что-то сделать ее таковой или, напротив, сильно улучшить?

Сюрпризы в экономике, как правило, связаны с возникновением шоков, которые, в свою очередь, можно разделить на внешние и внутренние. Проводимая в России макроэкономическая политика в первую очередь направлена на обеспечение стабильности, что практически исключает возможность появления плохих или хороших внутренних сюрпризов в 2019 г. Внешняя среда, к сожалению, остается достаточно непредсказуемой. И если изменения цен на нефть и глобальных потоков капитала влияют на российскую экономику и рынки достаточно умеренно, то воздействие возможных новых санкций может быть значительным.

Ухудшение экономической ситуации может быть связано, в первую очередь, с реальным ужесточением санкционного режима, например с введением ограничений на операции с новым российским госдолгом. По нашим оценкам, если в силу нерыночных причин иностранные инвесторы сократят свою долю на российском рынке до уровней, наблюдавшихся в первом полугодии 2015 г. (т. е. продадут примерно треть имеющихся российских активов), экономический рост составит менее 1%. Если же они продадут более половины своих активов, то мы можем увидеть и спад на 1%. Инфляция тоже будет заметно выше, но останется ниже 10%. Такая ситуация будет уже действительно плохой, но все же не катастрофической. Для сравнения: в 2015 г. ВВП упал на 2,5%, а в 2009 г. – на 8%. Однако подобный результат достигается за счет быстрой подстройки валютного курса и процентных ставок – в указанных сценариях среднегодовой курс рубля может достигать $82 руб./$, а ставка Банка России на конец года составить 15%.

Хорошие сюрпризы нас тоже могут ждать, но, скорее всего, за пределами 2019 г. В первую очередь они связаны с планами правительства по реализации комплекса мер, направленных на повышение потенциальных темпов роста экономики примерно до 3%. Важным шагом стало повышение пенсионного возраста, которое в среднесрочной перспективе должно ускорить ежегодный рост российской экономики на 0,3-0,4%. Мы надеемся, что в дальнейшем темпы ее роста выйдут на уровень если не 3%, то 2,5%. Но если мы и увидим такой приятный сюрприз, то, скорее всего, после 2019 г.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов