Статья опубликована в № 4727 от 28.12.2018 под заголовком: Сомнения на триллионы

Итоги-2018. Власти сделали ставку на национальные проекты

Но в их эффективность не верят даже сами чиновники
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Прогноз роста экономики в 2018 г. в 1,8%, вероятнее всего, не оправдается. Рост был 1,9% в начале года, а во второй половине года экономика перешла к стагнации: в III квартале рост замедлился до 1,5%. Рост будет в пределах 1,7% – таков консенсус-прогноз экономистов, опрошенных Reuters. Рост будет в интервале от 1,5 до 2%, признавал министр экономического развития Максим Орешкин.

2018 год пока далек от целевых показателей, которые поставил президент Владимир Путин в майском указе – войти в пятерку крупнейших экономик мира к 2024 г. и ускорить рост экономики до темпов выше среднемировых. Добиться этого без структурных реформ не удастся, единодушны экономисты: Россия не только не будет сокращать отставание от развитых экономик, но и уступит другим странам Восточной Европы, предупреждает МВФ и перечисляет ограничения: слабое развитие инфраструктуры, старение населения, высокая доля государства в экономике, недостаточная интеграция в мировую экономику.

Ответом должны стать 13 национальных проектов, которые власти собираются исполнять до 2024 г. Их общая стоимость – 20,8 трлн руб., из которых 13 трлн руб. должен дать федеральный бюджет. Цена указов высока для людей и бизнеса – во имя поручений Путина правительство повысило НДС с 18 до 20%, решило завершить нефтяной налоговый маневр и повысить пенсионный возраст.

Но пока к нацпроектам много вопросов и претензий. Они плохо проработаны, говорил федеральный чиновник. Многие похожи на собрание пожеланий, прежде отвергнутых, разных министерств и ведомств – и намного лучше они не стали, сетовал другой чиновник. На непроработанность проектов указывали и участники парламентских слушаний: программы так и не стали эффективным инструментом. А аудиторы Счетной палаты заметили несогласованность целей и задач проектов. Статистику по 70% утвержденных проектов никто не ведет, а планы по многим из них будут утверждены в декабре 2019 г., т. е. оценить, как идет работа, можно будет только к 2020 г. Некоторые проекты и вовсе не отвечают поставленным задачам, показатели и результаты по ним определены плохо, что создает риски принятия неадекватных и несвоевременных решений, писали аудиторы Счетной палаты в заключении на бюджет 2019–2021 гг.

У аналитиков РАНХиГС и Института Гайдара были претензии к нацпроекту здравоохранения – слишком велика доля расходов на оборудование, а на медицинскую помощь не хватает.

Бороться с бедностью правительство собирается повышением МРОТа и ускорением роста экономики, иронизирует федеральный чиновник.

Решения по некоторым национальным проектам еще не окончательны. Чиновники, к примеру, не могут договориться, какие дороги строить: пока в магистральный план внесено три проекта улучшения сообщения с Нижним Новгородом.

Расплачиваться за будущий рост придется в 2019 г.: рост замедлится до 1,3%. Повышение НДС принесет бюджету 1,7 трлн руб. в 2019–2021 гг., но оно же уменьшит рост ВВП на 0,4 п. п., указывали аналитики ЦБ, и ускорит инфляцию до 5–5,5%. А то и приведет к стагнации в первой половине 2019 г., тревожатся экономисты ВЭБа.

Уже через год экономика должна ускориться – в основном за счет инвестиций: они увеличатся сразу до 7,6% с 3,1% годом ранее, ждет Минэкономразвития. Благодаря этому экономический рост с 2021 г. должен превысить 3%. Но не стоит рассчитывать ни на такой рост инвестиций, ни на то, что он ускорит ВВП так, как ожидает правительство, т. е. в среднем на 5,6% и на 2,6% в год соответственно в 2018–2024 гг., предупреждали эксперты Центра развития Высшей школы экономики.

Последние годы правительство уже пыталось решить проблемы экономики за счет ускорения инвестиций, напоминает главный экономист Альфа-банка Орлова: за 2013–2018 гг. на инфраструктурные проекты было израсходовано около $75 млрд, но с 2008 г. инвестиции снизились на 1% к 2018 г. Правительство финансирует инвестиционные проекты, но частные компании сдерживают инвестиции, реагируя на рост рисков, замечает она, неопределенность из-за санкций и недоверие бизнеса могут нейтрализовать меры по ускорению роста ВВП.