Статья опубликована в № 4757 от 19.02.2019 под заголовком: Ограничения в $6 млрд

Минэкономразвития оценило потери России от санкций и торговых ограничений

В прошлом году ущерб российскому рынку составил $6,3 млрд

Протекционистские меры, введенные против российских товаров, обошлись российскому рынку в $6,3 млрд ущерба, сообщило Минэкономразвития.

Всего против товаров, произведенных в России за год, на конец 2018 г. было введено 159 ограничений 62 странами, в том числе ЕС (25 мер и $2,4 млрд ущерба), Украиной (22 меры и $1,2 млрд) и Индией (16 мер и $0,8 млрд).

В основном страны вводили антидемпинговые и специальные защитные пошлины, лицензирование, квоты, технические барьеры, санитарные и фитосанитарные меры, а также санкции. Больше всего от ограничений пострадала металлургия – $4 млрд, сельское хозяйство – $1 млрд и химическая промышленность – $0,6 млрд.

Часть протекционистских мер, правда, все же удалось устранить – 32 меры ценой в $330 млн, пишет Минэкономразвития. Так, министерству удалось отстоять поставку азотно-фосфорных удобрений во Вьетнам и отменить «разрешительную систему импорта» в Турцию пшеницы, кукурузы, риса и других продуктов.

Россия же за 2018 г. ввела лишь семь новых протекционистских мер, следует из данных Global Trade Alert. Хотя за последние 10 лет страной было введено 536 подобных мер, больше всего – в 2016 г. (107 ограничений).

В этом году страна еще не ввела новых ограничений. Но в пятницу РБК со ссылкой на письмо замруководителя Федеральной таможенной службы (ФТС) Руслана Давыдова сообщил о предложениях расширить продуктовое эмбарго: ограничить поставки продовольствия из ряда зарубежных стран, в том числе из стран ЕС, Канады, Австралии и др. Под контрсанкции могут попасть оливки и маслины, соки и джемы, рыбные и мясные консервы, следовало из письма.

Контрсанкции, введенные еще в 2014 г., уже стоили экономике, по разным оценкам, 1–1,5 п. п. роста ВВП, говорил ранее директор центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель. Только из-за продовольственного эмбарго по 13 товарным группам потребители потеряли больше 280 млрд руб. (по 2000 руб. с человека в год), а экономика – 31 млрд руб., оценивала профессор Российской школы экономики Наталья Волчкова.

Дальнейшее усиление торгового протекционизма – один из главных рисков для мировой экономики, указывали эксперты Всемирного банка (ВБ). Если тарифы во всем мире повысятся до максимально возможного по правилам ВТО уровня, глобальный товарооборот может сократиться на 9%, оценивали они.

Риски и неопределенность уже отражаются на заключении новых торговых соглашений – в 2017 г. их число упало до минимума с 1999 г. Больнее же всего меры ударят по развивающимся странам, предупреждают эксперты ВБ. А среди секторов экономики – по сельскому хозяйству и пищевой промышленности, говорится в докладе ВБ.

Для России же общий эффект от протекционистских мер меньше, чем можно было бы ожидать, считает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров: основные товары российского экспорта – нефть, газ, продукция оборонной промышленности, лес – как правило, не попадают под такие меры. По данным ФТС, за 2018 г. Россия экспортировала товаров на $452,1 млрд. «$6,3 млрд – это всего 1,4% российского экспорта и не наносят существенного урона», – объясняет Тихомиров.

За время санкционного противостояния ущерб вырос в 3–3,5 раза, подсчитал заведующий отделом экономической теории ИМЭМО РАН Сергей Афонцев, но часть мер не имеют никакого отношения к санкциям и являются обычными защитными мерами внутреннего рынка. Обычно чем хуже ситуация в экономике, тем больше ограничений против импорта вводит страна, напоминает он: например, число барьеров росло до 2013–2014 гг., когда страны пытались справиться с последствиями кризиса 2008 г. Но затем снова начали воспринимать мировую торговлю как ключ к экономическому росту, поэтому Россия и не спешит вводить новые ограничения, заключает Афонцев.

Протекционизм – это ошибка, говорила в июне 2018 г. на экономическом форуме в Санкт-Петербурге и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард. Такие меры не только приводят к удорожанию товаров, но и мешают повышению производительности и распространению новых технологий, предупреждала она.

Читать ещё
Preloader more