Статья опубликована в № 4773 от 14.03.2019 под заголовком: Нехорошая квартира

Почему сделки с недвижимостью могут попасть под контроль Росфинмониторинга

Нотариусы получили письмо с критериями подозрительных операций с недвижимостью

«Чрезмерная скрытность и неопределенность ответов», «настаивание на проведении расчетов наличными», «участие в сделке лиц нетипичной <...> возрастной и социальной группы» – эти и другие признаки могут свидетельствовать о том, что недвижимость покупается для легализации преступных доходов. Письмо с подобными критериями высокорисковых операций Росфинмониторинг и Федеральная нотариальная палата (ФНП) в начале марта разослали нотариусам. «Ведомости» ознакомились с документом, его подлинность подтвердил представитель ФНП.

Использование недвижимости для легализации Росфинмониторинг относит к операциям с умеренным риском. Недвижимость удобно использовать для отмывания денег, поскольку издержки при ее покупке сравнительно невелики, указывал Росфинмониторинг в отчете «Национальная оценка рисков легализации преступных доходов» за 2017–2018 гг. Кроме того, ее можно купить за наличные, хотя доля таких расчетов снижается, а все операции свыше 3 млн руб. подлежат обязательному контролю Росфинмониторинга. Риэлторы активно информируют службу о подобных сделках, пишет Росфинмониторинг, но, как правило, в России они выступают не участником сделки, а консультантом, т. е. финансы через них не проходят. Поэтому важна вовлеченность в контроль банков и нотариусов.

Нотариусы тоже обязаны информировать Росфинмониторинг, напоминает представитель ФНП, с преступными и мошенническими схемами они сталкиваются регулярно. Предупреждать клиентов о том, что информация направлена в службу, запрещено.

Представитель Росфинмони­торинга не ответил на запрос ­«Ведомостей».

Перечень оснований для подозрений широк: попытки скрыть истинного участника сделки, уклониться от ответа на вопрос, не является ли клиент публичным должностным лицом, использование в расчетах наличных, занижение стоимости и т. д., перечисляется в письме. Эти признаки давно были опубликованы в приказе Росфинмониторинга, указывает нотариус Александр Сагин. Но не все сделки с недвижимостью нужно нотариально заверять – если собственник один, то можно заключить сделку в простой письменной форме, и мошенники, как правило, используют именно ее.

Вряд ли подобные письма могут быть реальной преградой для легализации, считает исполнительный директор UFG Wealth Management Андрей Пожитков, по этим признакам можно выявить легализацию небольших сумм, а «у серьезных злоумышленников есть и подконтрольные банки, и риэлторы, и нотариусы – и их выявить с помощью таких рекомендаций нереально». Всегда есть возможность и приобрести недвижимость за рубежом, рассказывает юрист международной компании. Само осознание факта, что нотариус сообщит о подозрительной сделке, может кого-то остановить, поэтому важно об этом напоминать, отмечает заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл Россия» Илья Шуманов.

В последние годы схемы становятся сложнее, замечает Пожитков. Раньше человек мог купить землю, потом через махинации (например, составление проекта строительства на этом участке) увеличить ее стоимость и впоследствии продать гораздо дороже – и так вводил в оборот нелегальные средства. Такие схемы на поверхности и теперь чаще всего не указывают реального собственника и выгодоприобретателя или используют ценные бумаги, рассказывает он.

Около 5% сделок с недвижимостью вызывают у банка сомнения, говорит директор по комплаенсу «Ак барс банка» Айдар Багавиев, если они возникают, то проводится углубленная проверка. Такие сделки всегда под контролем, напоминает представитель ВТБ.

Некоторые из критериев могут ущемить права добросовестных покупателей или продавцов недвижимости, считает председатель совета директоров «Бест-новостроя» Ирина Доброхотова, например осложнить покупку 20-летним человеком слишком дорогой квартиры или продажу имущества пожилым человеком. Не совсем понятно, как и кто должен запрашивать перед сделкой у клиентов информацию о доходах и происхождении средств, так как риэлторы не уполномочены это делать, указывает она. Банк же может и запросить документы, и заблокировать удаленный доступ к счетам и картам, отказать в проведении операции, напоминает представитель Альфа-банка.

Представитель Сбербанка отказался от комментариев. Его коллеги из Газпромбанка, Росбанка, МКБ, «ФК Открытие», Промсвязьбанка, РСХБ, «Юникредит банка», «Абсолюта», «СМП банка», «Тинькофф банка», Совкомбанка не ответили на запрос «Ведомостей».

Читать ещё
Preloader more