Отечественные производители не до конца использовали фору контрсанкций

Потенциал – более $1 млрд, подсчитали авторы доклада Апрельской конференции ВШЭ
Введение эмбарго наряду с девальвацией рубля и снижением доходов населения привело к существенному сокращению импорта /Андрей Гордеев / Ведомости

Воспользоваться запретом на ввоз продовольственных товаров из стран, попавших под российские контрсанкции, смогли далеко не все производители, констатируют Александр Зайцев и Валерия Гурьева из Московской школы экономики МГУ. Во вторник их доклад был представлен на Апрельской международной научной конференции Высшей школы экономики.

Введение эмбарго наряду с девальвацией рубля и снижением доходов населения привело к существенному сокращению импорта, напоминают они. По крупнейшим товарным позициям (мясо, рыба, сыры, томаты) импорт в натуральном выражении упал в 2016 г. на 45–58% к уровню 2013 г. Это могло быть стимулом для импортозамещения в российской пищевой промышленности. Но с 2017 г. из-за укрепления рубля и изменения ситуации с доходами населения началось постепенное восстановление импорта продуктов, и нишу частично заполнила продукция стран, не попавших под контрсанкции. Например, она заместила 43% выпавшего импорта томатов, 94% некоторых фруктов (ягоды, сливы, персиковые), а поставки свежей говядины даже выросли – 125% от прежнего импорта из попавших под контрсанкции стран. «Для фруктов и свежей говядины эмбарго никак не повлияло на общий объем импорта», – констатируют авторы доклада. В ответ на контрсанкции одни зарубежные поставщики лишь сменились другими. Хотя потенциал отрасли, рассчитанный как разница между досанкционным импортом и текущим, есть, полагают авторы: свободная ниша – около $1 млрд для говядины и рыбы и $460 млн для рынка яблок.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью