Что заставляет ЦБ снова говорить о рисках потребительского кредитования

Закредитованность населения может привести к экономическим и социальным проблемам
Представители ЦБ и правительства давно говорят об опасности роста потребительского кредитования /Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Избыточная долговая нагрузка населения и компаний тормозит рост экономики, заявила во вторник первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Этот риск может оказаться долгосрочным и привести к социальным проблемам, цитирует ее ТАСС.

Представители ЦБ и правительства давно говорят об опасности роста потребительского кредитования. Оно разогревает спрос, импорт и инфляцию, объяснял в интервью «Ведомостям» министр экономического развития Максим Орешкин, в ответ ЦБ вынужден повышать ключевую ставку, что негативно влияет на ипотеку и корпоративное кредитование, но не на потребительское.

По итогам 2018 г. россияне задолжали банкам рекордные 14,9 трлн руб. – на 22,4% больше, чем годом ранее. Долговая нагрузка на конец марта достигла 9,9%, приблизившись к историческому максимуму 2014 г. в 10,4%, говорила директор департамента финансовой стабильности ЦБ Елизавета Данилова.

Наращивать долг люди стали с 2017 г., пытаясь сохранить привычный уровень потребления, пишут эксперты РАНХиГС в мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения. Долги по потребительским кредитам растут быстрее номинальных доходов населения, указывал ЦБ: на 1 октября 2018 г. отношение плановых платежей по розничным займам к денежным доходам за год увеличилось на 0,8 п. п. до 8,4%. При этом закредитованность растет вместе с богатством региона, указывали аналитики департамента исследований и прогнозирования ЦБ (исследование может не отражать официальную позицию регулятора): больше всего кредитов у жителей Сибирского, Уральского и Дальневосточного федеральных округов.

В отдельных регионах низкая долговая нагрузка объясняется проблемами с получением кредитов, пишут эксперты РАНХиГС: например, в Крыму крупных российских банков нет, а на Северном Кавказе кредитование ограничено высокими рисками невозврата.

ЦБ борется с ростом закредитованности. С 1 апреля выросли со 120–200 до 150–230% коэффициенты риска по необеспеченным кредитам с полной стоимостью 10–30% годовых. От коэффициента зависит размер резервов, которые создает банк по выданному кредиту. По выданным с 1 октября 2018 г. кредитам дополнительно должны применяться новые надбавки к коэффициентам риска при расчете достаточности капитала, учитывающие долговую нагрузку заемщика.

Ужесточились и требования по ипотечным кредитам: с этого года при первом взносе менее 20% банки применяют повышенный коэффициент риска – 200% вместо 150%. В прошлом году, впервые за историю наблюдений с 2006 г., было выдано 1,5 млн ипотечных кредитов на 3 трлн руб. – в 1,5 раза больше, чем в 2017 г., следует из данных ЦБ. При этом ипотека – не самый доходный для банков продукт. «0,1 п. п. – чистая процентная маржа ипотеки Сбербанка сейчас, это на грани рентабельности», – говорил в декабре 2018 г. президент Сбербанка Герман Греф.

Меры ЦБ охладят рынок до темпов роста в 18–20%, доля проблемных активов составит 6–6,5%, считает младший вице-президент Moody’s Светлана Павлова.

Темпов в 17% будет достаточно, чтобы население могло обслуживать долги, оценивает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Опасения перегрева в сегменте розничного кредитования преувеличены, пишет в обзоре Орлова. Во-первых, сильный рост розничного кредитования связан, в первую очередь, с ипотечным сегментом, а на него приходится всего 6% ВВП. Во-вторых, рынок неипотечных кредитов только недавно дорос до значений 2014 г., а соотношение неипотечного долга и средней зарплаты составляет 130%, что ниже 170%, зафиксированных в 2014 г. В-третьих, отношение розничных кредитов к депозитам невелико – 53%, чистая норма сбережений все еще выше, чем в 2014 г. (7–8%), и обслуживание долга отнимает у населения не более 5% расходов. Способность заемщиков обслуживать кредиты повысилась, несмотря на увеличение долговой нагрузки, солидарна Павлова.

Серьезного роста проблемной задолженности нет, а банки за последние два года стали эффективнее работать с просрочкой, рассказывает вице-президент, руководитель розничного блока «СМП банка» Роман Цивинюк. Просроченная задолженность пока невелика лишь потому, что пик кредитного бума (12,5 трлн руб.) был только в 2018 г., считают эксперты РАНХиГС.

ЦБ бьет тревогу потому, что долговая нагрузка растет, а доходы – нет, объясняет главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров, и этот разрыв в итоге может привести к тому, что растущие выплаты по кредитам вынудят людей экономить даже на еде. Сначала это приведет к обнищанию населения, а потом и к росту банкротств, социальных проблем и расходов государства на выплаты обедневшим людям, объясняет он.

Представители Сбербанка, Газпромбанка, МКБ, «ФК Открытие», РСХБ, «Юникредит банка», «Абсолюта», «Тинькофф банка», «Ак барс банка», Совкомбанка не ответили на запрос «Ведомостей».