Статья опубликована в № 4794 от 12.04.2019 под заголовком: С кредитом в банк нельзя

Центробанк предложил ограничить долговую нагрузку крупнейших компаний

Но это может удорожить заемные деньги для всего бизнеса

Избыточная долговая нагрузка людей и компаний тормозит рост экономики, говорила во вторник первый зампред Центробанка Ксения Юдаева и предупреждала, что ЦБ уже готовит предложения для сдерживания закредитованности.

В четверг регулятор их опубликовал. ЦБ предлагает несколько вариантов, как определить компании с высоким уровнем долга, которые «существенно» влияют на всю экономику. Первый – оценивать соотношение долга компании к ВВП. Компания проходит фильтр, если ее консолидированная долговая нагрузка превышает 0,05% ВВП. Сейчас общий долг крупнейших российских компаний превышает 22% ВВП, а выручка – 45% ВВП.

Второй способ – отсекать бизнес по общей задолженности перед банками, как это работает, например, в Белоруссии. Пороговое значение ЦБ пока не предложил.

Третий способ – рассчитывать долг связанных компаний перед одним банком: если он превышает 100 млрд руб., долговая нагрузка компании будет считаться высокой. По оценкам ЦБ, на 1 января под такой критерий подпадало 3% крупнейших компаний.

Пока ЦБ не планирует ужесточать нормативы, но в перспективе может быть использован механизм макропруденциальных надбавок. По требованиям к крупнейшим компаниям с большим долгом могут быть установлены повышенные коэффициенты риска, пишет регулятор. Это позволит банкам сформировать запас капитала на случай снижения их платежеспособности. Меры будут обязательными только для системно значимых банков.

На 1 февраля российские компании и индивидуальные предприниматели должны были банкам 31,7 трлн руб., следует из данных ЦБ. Более трети общего долга приходится на 92 крупнейшие компании, уровень долга которых превышает показатели 2008–2009 гг. 58% долга приходится на внутренние займы, а 96% кредитов выдали системно значимые банки (по данным на 1 декабря 2018 г., таких банков 11). Доля компаний с повышенной долговой нагрузкой выросла, заключает ЦБ.

На риск закредитованности бизнеса указывал и Минфин в бюджетном прогнозе до 2036 г. В 10 крупнейших компаниях мониторинг долговой нагрузки уже проводится, рассказывал замминистра финансов Владимир Колычев.

Крупных компаний с госучастием в экономике множество, а банков – 70%, говорит аналитик «ВТБ капитала» Михаил Шлемов: при любых негативных последствиях государству придется спасать либо кредитора, либо заемщика. Если заранее установить ограничительные меры, потери государства будут меньше, говорит он.

Но предложения ЦБ – наказание для банков и компаний, категоричен руководитель управления интегрированного риск-менеджмента Райффайзенбанка Сергей Гриб, крупные банки уже со всех сторон оценивают заемщиков. Надбавка к капиталу идет вразрез с Базельскими стандартами, которые мотивируют банки улучшать управление рисками, указывает он.

Топ-10 банков не страдает от дефицита капитала и при росте нагрузки нарушений нормативов достаточности капитала не будет, считает управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов. Но крупнейшим банкам будет сложнее выполнять нормативы с учетом надбавок, что является необходимым условием для распределения прибыли в виде дивидендов, предупреждает он. Чтобы адаптироваться, банкам может понадобиться докапитализация или сокращение доходных активов с риском, что это может негативно повлиять на операционную эффективность, считает Беликов. А так как большинство банков из топ-10 государственные, им может потребоваться господдержка.

Дальнейшее ужесточение будет ограничивать банки в кредитовании реального сектора, опасается первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Стоимость кредитов может вырасти, а их доступность – сократиться для компаний из отраслей с традиционно высокой долговой нагрузкой: строительства и торговли, предупреждает Гриб. Эти компании будут вынуждены обращаться в небольшие банки, где будет расти риск концентрации, добавляет он.

Может пострадать также малый и средний бизнес, считает Беликов. ЦБ пытается сделать так, чтобы кредитовать большое количество маленьких компаний было выгоднее, чем брать риски больших, говорит главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Но банки предпочитают второе – риски малого и среднего бизнеса просчитывать гораздо сложнее, а в случае негативных событий в экономике малый и средний бизнес пострадает не меньше, шансы же, что государство поможет крупному бизнесу, выше, считает он.

В случае реализации мер компании будут вынуждены активнее выходить на рынок ценных бумаг и развивать его, считает старший аналитик «БКС премьера» Сергей Суверов, а оптимизация долговой нагрузки заставит их быть более эффективными. Любой подход жестких ограничений – нерыночный, а значит, негативно повлияет на экономику и инвестиции, не согласен Тихомиров.

Предложения в Минфин и Мин­экономразвития не поступали, говорят их представители. Минэкономразвития поддерживает необходимость снижения долговой нагрузки людей и компаний, добавляет его представитель.

Представитель Сбербанка отказался от комментариев. Его коллеги из «Роснефти», «Газпромнефти», «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Татнефти», «Россети», «Интер РАО», ММК, «Юнипро», «Норникеля», «Северстали», НЛМК, «Фосагро», ОМК, ЧТПЗ, Evraz и «Т плюса» не ответили на запросы «Ведомостей».

В подготовке статьи участвовала Елизавета Базанова

Читать ещё
Preloader more