Азиатские компании сворачивают сотрудничество с Ираном из-за санкций США

До сих пор они помогали его экономике держаться на плаву
Азиатские компании до сих пор помогали экономике Ирана держаться на плаву. Но ужесточение санкций США заставляет их сворачивать сотрудничество вслед за европейцами /ATTA KENARE / AFP

Китайские, индийские, южнокорейские компании реагируют на последние шаги Белого дома, который в последние недели ужесточил санкции против Ирана. Так, США включили Корпус стражей исламской революции (КСИР) в список террористических организаций и не продлили отсрочку на закупки иранской нефти.

Теперь отношения с Ираном пересматривают банки, нефтяные и технологические компании, в том числе Huawei, Lenovo, LG и Samsung, пишет The Wall Street Journal (WSJ) со ссылкой на иранских бизнесменов и консультантов.

После выхода США из соглашения по ядерной программе Ирана и введения санкций европейские компании начали сворачивать проекты в стране. Восьми странам, включая Китай, Индию, Корею и Турцию, Вашингтон дал полугодовую отсрочку. На этой неделе заявил, что продлена она не будет.

Тегеран надеялся на продолжение сотрудничества с Китаем и другими странами Азии. Но многие сделки между иранскими и китайскими компаниями «заглохли», рассказал WSJ советник китайской компании в Иране: ­«Никто не хочет рисковать и лишиться бизнеса».

Во время предыдущего раунда международных санкций с 2012 по 2015 г., до подписания ядерного соглашения, Китай занял место Европы в качестве крупнейшего поставщика промышленного оборудования в Иран. Когда вернувшиеся после разрядки европейские компании опять стали уходить в прошлом году, казалось, что китайцы снова воспользуются ситуацией. Так, в августе французская Total вышла из проекта по разработке газового месторождения Южный Парс, где у нее было 50,1%. Предполагалось, что ее место займет госкомпания China National Petroleum Corp. (CNPC), имевшая 30%. Министр нефти Ирана Биджан Зангане заявил в ноябре информагентству ICANA: «Китайская CNPC официально заменила Total <...> но еще не начала практическую работу. Нужно обсудить с CNPC, когда она начнет операции». Но уже в декабре Reuters сообщило со ссылкой на трех китайских нефтяных топ-менеджеров, что CNPC приостановила инвестиции в Южный Парс под давлением США и из-за нежелания Пекина обострять отношения с Вашингтоном, с которым он начал торговые переговоры. Неизвестно, получила ли CNPC прямое указание от властей, но компания отказалась от новых инвестиций после четырех раундов переговоров с иранцами в Пекине, писало Reuters.

В марте этого года Зангане опять заявил, что CNPC может заменить Total, но уже не исключил и сотрудничества с КСИР, который играет важную роль в экономике – связанные с ним предприятия работают во многих отраслях, в том числе в энергетике. Однако включение Вашингтоном КСИР в список террористических организаций, с которыми запрещено иметь дело, может еще больше подорвать интерес CNPC к Южному Парсу.

Китай осудил отмену отсрочки на импорт иранской нефти, и аналитики ожидают, что он продолжит частичные закупки. Тамас Варга из брокерской компании PVM даже полагает, что решение Вашингтона может осложнить торговые переговоры между Китаем и США. Но китайские компании уже ограничивают работу с Ираном. Так, Bank of Kunlun, обслуживающий китайско-иранскую торговлю, сообщил клиентам в понедельник, что остановит все денежные переводы 1 мая, рассказал WSJ Мустафа Пакзад из Тегерана, консультирующий компании по трансграничным платежам. Банк, принадлежащий CNPC, уже останавливал работу в 2018 г., но затем возобновил обслуживание поставок гуманитарной продукции в надежде, что она может быть обменяна на нефть.

По данным таможни Китая, его экспорт в Иран составил в марте $629 млн, тогда как среднемесячный показатель с 2014 по начало 2018 г. был $1,6 млрд.

Индия, которая в 2018 г. закупила иранской нефти на $15,7 млрд (11% ее нефтяного импорта), уже подготовила план по адекватному снабжению своих НПЗ, написал в Twitter министр нефтегазовой промышленности Дхармендра Прадхан. Индийские НПЗ ожидали отмены отсрочки, договаривались с другими поставщиками и в мае уже не планируют закупать иранскую нефть, пишет Financial Times со ссылкой на участников рынка.

Санкции и отказ других стран сотрудничать с Ираном еще сильнее ударят по его экономике, которая в 2018 г. сократилась, по данным МВФ, на 3,9%. В этом году фонд ждет спада на 6%, ускорения инфляции до 37% и роста безработицы до 15,4%.

Работу в Иране сворачивают не только нефтяные компании, но и технологические. Huawei в марте уволила большинство из 250 сотрудников в Иране, пишет WSJ со ссылкой на тегеранских бизнесменов. А Lenovo, по их словам, запретила своим дубайским дистрибуторам продавать продукцию в Иран после предупреждения минфина США. По словам иранцев, работающих с Samsung и LG, они уже сократили поставки и консультируются с правительством Кореи на предмет полного прекращения работы с Ираном.