Статья опубликована в № 4832 от 13.06.2019 под заголовком: Закупки себе в убыток

Закупки по-прежнему непрозрачны и проводятся без конкуренции

К такому выводу пришла Счетная палата

Бюджет тратит много денег на совершенствование системы закупок, но заметных изменений не происходит, констатирует Счетная палата в Отчете о мониторинге закупок за 2018 г. («Ведомости» ознакомились с копией, подлинность подтвердил представитель палаты). Конкуренция почти не растет с 2014 г. и остается низкой, как и сэкономленная бюджетом сумма.

Проблемы системы

14,2% средств, потраченных государством на закупки в 2018 г. (около 7 трлн руб.), досталось единственному поставщику. Более трети (36%) таких закупок были проведены по решению президента и правительства, пишет Счетная палата. За пять лет количество оснований для заключения контракта с единственным поставщиком удвоилось: в 2014 г. их было 28, в 2018 г. – 56. Госкомпании отдали единственному поставщику 36,1% заказа, информация о котором была раскрыта (16,5 трлн руб.).

От госкомпаний принятые в конце 2017 г. поправки потребовали установить исчерпывающий перечень случаев, когда допускается закупка у единственного поставщика. Но одни этого не сделали, другие увеличили число таких оснований, причем отдельные компании – в несколько раз, говорится в докладе: например, «Роснефть» – с 13 до 48, «Аэрофлот» – с 20 до 40. Это позволяет госкомпаниям избегать конкурентных процедур закупок и создает коррупционные риски, отмечает Счетная палата. На закупки госкомпании тратят 23–25 трлн руб. в год при почти полном отсутствии в законе четких требований и правил проведения торгов, признает замруководителя Федеральной антимонопольной службы Михаил Евраев. Нужно ограничить бесконтрольное право на закупки у единственного поставщика, ввести единые требования к участникам, составу заявок, порядку их оценки, заключению договоров, перечисляет Евраев.

Увеличение количества оснований для закупок у единственного поставщика связано с изменениями в законе (223-ФЗ), поясняет представитель «Роснефти». В связи с этим «компания существенно детализировала все основания и была обязана прописать все возможные случаи, в которых допускается проведение закупки у единственного поставщика», говорит он, отмечая, что «увеличение количества оснований не влечет за собой роста числа закупок у единственного поставщика». Такие закупки проводятся только в крайних случаях при отсутствии конкуренции и осуществляются под строгим надзором, утверждает представитель «Роснефти». Количество оснований не увеличилось, утверждает представитель «Аэрофлота». В один раздел «закупки у единственного поставщика» объединили два: «закупки у единственного поставщика» (18 пунктов) и «прямые безальтернативные закупки» (10 пунктов, 4 подпункта) с разделением некоторых пунктов, уточнили в компании.

Даже там, где конкуренция есть, она невелика, пишут аудиторы: участников торгов мало – в госзаказе их число в среднем так и не превысило 3, в закупках госкомпаний – 1,56, что даже меньше, чем в 2017 г. (1,7).

Поправки в правила корпоративных закупок сделали их даже менее прозрачными. С начала 2018 г. госкомпаниям разрешено, например, не размещать в Единой информационной системе закупок (ЕИС) данные о закупках финансовых услуг и по использованию государственного и муниципального имущества. Не была размещена информация о закупках почти трети заказа госкомпаний на 7,5 трлн руб. против 3,4 трлн годом ранее, оценивает Счетная палата. То есть закупки госкомпаний составили около 24 трлн руб. Информация закрывается, например, при закупках, составляющих гостайну, по гособоронзаказу, для защиты компаний от санкций, перечисляет Евраев: «Конечно, уровень конкуренции на закрытых торгах по понятным причинам минимален по сравнению с открытыми торгами в электронной форме».

Сделать систему более открытой, по мнению Минфина, поможет перевод госзакупок в электронный вид. Но в отчете влияние этих поправок не оценивается, поскольку электронные торги стали обязательными только с 2019 г.

Реформа закупок

Первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов признавал, что контрактная система сложная и недостаточно гибкая. В мае президент Владимир Путин подписал закон об изменениях в системе госзакупок – он увеличивает суммы, при которых допускаются упрощенные процедуры, облегчает планирование, запрещает выплату аванса поставщикам, снизившим цену более чем на 25%, и т. д. C этого законопроекта начинается системная работа по модернизации законодательства, говорил замминистра финансов Алексей Лавров.

В осеннем пакете поправок будет предложено, например, развивать электронные сервисы, совершенствовать процедуру обжалований и одностороннего расторжения контрактов, перечисляет Евраев. Предложено составить рейтинг деловой репутации компаний на основе количества и качества исполненных ими контрактов, предоставляя его участникам преференции, рассказывает он.

Счетная палата предлагает свои меры. Например, требовать от назначенного президентом или правительством единственного поставщика обосновывать необходимость привлекать субподрядчиков. Недавно аудиторы писали, что, после того как президент Владимир Путин поручил назначить структуру «Ростеха» единственным исполнителем по развитию информационной системы госзакупок, та 95% контракта отдала на субподряд. Госкомпаниям предложено жестко ограничить основания заключения договора с единственным поставщиком и обязать заказчиков обосновывать начальные цены.

Закон перегружен процедурными условиями, говорит руководитель Центра размещения госзаказа Александр Строганов, но главная проблема в том, что фактически было уничтожено право устанавливать квалификационные требования к поставщикам, что создало режим наибольшего благоприятствования для недобросовестных участников. Госзаказ превратился в фабрику финансовых пирамид: поставщики, получающие контракты на десятки и сотни миллионов рублей, не могут расплатиться с субподрядчиками и привлекают госсредства для погашения задолженностей, набирая новые долги, объясняет он.

Читать ещё
Preloader more