Статья опубликована в № 4859 от 22.07.2019 под заголовком: Иностранцам уже можно

Правительство хочет сильно облегчить иностранцам доступ к госзаказу

Импортозамещение не привело к заметному росту отечественного производства

Зампред правительства Дмитрий Козак поручил Минпромторгу, Минэкономразвития, Минфину, Минкомсвязи и ФАС заменить прямой запрет на участие иностранцев в госзаказе на другие способы поддержки отечественного производителя. «Ведомости» ознакомились с копией текста поручения, подлинность содержания подтвердил федеральный чиновник. Готовится решительный пересмотр системы импортозамещения в госзаказе, говорит федеральный чиновник. Нужно упростить процедуры, ввести единый подход к разным сегментам рынка и унифицировать порядок подтверждения страны происхождения продукции, комментирует представитель Минпромторга.

Государство потратило на закупки 8,4 трлн руб. в 2018 г. (данные портала госзакупок). Сколько из них пришлось на иностранные товары, неизвестно. На закупки некоторых товаров введены ограничения в 2014–2015 гг. – для импортозамещения. Для госнужд нельзя закупать, например, иностранные изделия легкой промышленности, спецтехнику (бульдозеры, экскаваторы, погрузчики) и легковые автомобили, мебель, ДСП- и ДВП-панели. Программное обеспечение можно покупать только из российского реестра – либо если нет российских аналогов. При закупке у единственного поставщика запрет не действует (13,5% госзаказа в 2018 г., по данным Минфина).

Импортозамещение снижает конкуренцию на госторгах, растут цены, а качество продукции снижается, предупреждал в 2016 г. замминистра экономического развития Евгений Елин. Система запретов устанавливается непрозрачно, часто действуют лоббизм и незаконные соглашения, жалуются два других чиновника.

Ограничения на покупку программного обеспечения легко обойти, госорганы продолжают пользоваться иностранным софтом, констатировала Счетная палата: в 2017–2018 гг. она выявила 121 закупку с нарушениями на 3,3 млрд руб.

Запрет должен применяться только в связи с обороной и безопасностью, считает замруководителя ФАС Михаил Евраев: на всех торгах нужны ценовые преференции, а в исключительных случаях, после анализа рынка – принцип «третий лишний».

Ценовые преференции в 15% действуют сейчас в госзаказе для закупок продовольствия, ядерных установок, проката и проч., а также для всех закупок госкомпаний. На конкурсе из цены российской поставки вычитают 15%, если импортная поставка дешевле – можно покупать. ФАС предлагает распространить этот подход на весь госзаказ, комментирует Евраев.

«Третий лишний» означает запрет на закупку иностранной продукции, если на торгах есть конкуренция двух товаров разных российских производителей.

Чтобы получить преференции, нужно доказать, что товар российский. Это ключевая проблема импортозамещения: в законодательстве понятие «российский товар» применяется по-разному, объясняет Евраев, ФАС предлагает установить единый порядок подтверждения.

Минэкономразвития не направляло предложений об отмене приоритетов, комментирует представитель министерства. Весной Минэкономразвития, напротив, предложило ужесточить импортозамещение, распространив ограничения на закупки у единственного поставщика. Представители отвечающих за регулирование госзаказа Минфина и Минкомсвязи не ответили на запрос.

Сейчас режим импортозамещения – разрозненные правила и единообразие, предложенное правительством, должно упростить жизнь заказчикам и поставщикам, считает гендиректор одной из восьми электронных площадок для госзаказа, «РТС-тендер», Владимир Лишенков.

Доля госзаказа в поставках российского автопрома не очень велика – 5% для легковых автомобилей и 10–15% для микроавтобусов и автобусов, оценивает аналитик «ВТБ капитала» Владимир Беспалов. Но если есть российские производители, то госзакупки должны быть направлены на их продукцию, – такова практика большинства стран, знает он.

У российских производителей строительно-дорожной техники на госзакупки приходится от 20 до 50% продаж, сообщил представитель ассоциации «Росспецмаш»: расширение доступа к госзакупкам позволит иностранцам, которые собирались локализовать производство, отложить планы или они откажутся от них. Строительно-дорожную технику для госнужд надо покупать только произведенную в России и соответствующую требованиям локализации, уверен он, иначе бюджет будет поддерживать иностранные компании.

Правило «третий лишний» лучше защитит госзаказ от иностранного программного обеспечения, чем реестр, позволяющий купить иностранный аналог, считает директор центра компетенций по импортозамещению Илья Массух, а вот ценовые преференции как мера импортозамещения вообще не работают в программном обеспечении. Если их ввести, будет новая пятилетка бесплатного иностранного софта и полное отсутствие закупок отечественных программ, предупреждает гендиректор «Новых облачных технологий» Дмитрий Комиссаров, – как после 1998 г. Западные производители софта его давно окупили и могут дать бесплатно, в маркетинговых целях, российские пока не способны конкурировать по цене, замечает Массух. Для «Новых облачных технологий» российский рынок основной, у компании нет такой возможности, согласен Комиссаров.

Вычленить госзаказ из всех факторов, оказавших влияние на те отрасли, где применяются преференции, сложно, говорит замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. Но если сравнить I квартал 2019 г. с I кварталом 2014 г., то добыча выросла на 15%, а обрабатывающая промышленность – только на 4%, оценивает он, в IT-сфере производство упало на 15%. Госзаказ мог бы удержать отрасли от падения, но для конкурентоспособности его явно недостаточно, нужны внешние рынки, считает Миронов.

Принято считать, что из-за падения рубля российские экспортеры получили ценовое преимущество, но девальвационную фору быстро съел рост цен на ресурсы – топливо, электроэнергию: для производителей они увеличивались быстрее, чем на потребительские товары, подчеркивает замдиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. Уже в 2017 г. цены в евро вернулись к уровню 2013–2014 гг. Фора перед западными компаниями осталась только в оплате труда, замечает Сальников.

Российских производителей можно поддержать на государственном уровне, у них, например, дороже заемные средства, чем у европейских конкурентов, – из-за высокой ключевой ставки Банка России, замечает Сальников. Все ратуют за свободу торговли, но на практике существуют экспортные пошлины, антидемпинговые меры, ввозные квоты и проч., продолжает он, приоритеты нужны, чтобы и внутреннее производство не задавили, но и компании не сидели сложа руки, а стремились на внешние рынки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more