Статья опубликована в № 4869 от 05.08.2019 под заголовком: США бьют санкциями в долг

Санкции США добрались до российского госдолга

Запаса прочности у бюджета достаточно, считают эксперты

Указ о введении второго пакета антироссийских санкций из-за дела Скрипалей президент США Дональд Трамп подписал в пятницу. Ограничения вступят в силу 19 августа и будут действовать как минимум год. Госдепартамент США планирует отменить их, только если Москва докажет, что отказалась от использования химического оружия, и выплатит компенсацию жертвам нападения в Солсбери.

Две ключевые меры: США будут препятствовать предоставлению международными институтами финансовой или технической помощи России, а американским банкам запрещено участвовать в первичном размещении российских суверенных еврооблигаций. Мера не касается корпоративных еврооблигаций, а также вторичного рынка.

Из разъяснения Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) следует, что понятие «американский банк» можно трактовать очень широко, замечает руководитель дирекции анализа долговых инструментов банка «Уралсиб» Ольга Стерина. Это как собственно банки, так и брокеры, дилеры, инвесткомпании – судя по всему, американские инвесторы действительно не смогут участвовать в первичных размещениях российского внешнего долга, рассуждает она. Но документ не касается вторичных торгов, так что, вероятно, инвесторы, которые хотят держать в портфеле российские евробонды, смогут купить их, подчеркивает Стерина.

В этом году Минфин выходил на внешние рынки дважды: в марте продал еврооблигации на $3 млрд и на 750 млн евро, в июне разместил еще два выпуска на $2,5 млрд, перевыполнив, таким образом, план по займам на год ($3 млрд). Закон о бюджете на 2019–2021 гг. предусматривает выкуп с рынка старых неликвидных выпусков на сумму до $4 млрд и эмиссию новых на $3 млрд.

Созданная финансовая система позволяет удовлетворить потребности бюджета и предприятий в займах, распространил Минфин комментарии первого вице-премьера – министра финансов Антона Силуанова. С 2013 г. в размещениях Минфина иностранные банки не участвовали. Когда в 2016 г. Россия размещала 10-летние еврооблигации, единственным организатором был «ВТБ капитал». А, например, при размещении суверенных еврооблигаций в марте 2019 г. «ВТБ капитал» выступал в тандеме с Газпромбанком.

Прямой эффект от новых санкций несущественен, отмечает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов, но это напоминание инвесторам, что «дамоклов меч санкций» продолжает висеть над Россией и игнорировать риски не стоит. В 2018 г. после введения США санкций против российских компаний спрос иностранцев на ОФЗ и российский внешний долг резко снизился, хотя уже в 2019 г. начал восстанавливаться. В феврале 2019 г. иностранные инвесторы купили ОФЗ на рекордные с 2017 г. 88 млрд руб., а их доля в ОФЗ выросла до 30,8% на 1 июля 2019 г. с минимума в 24,4% в ноябре 2018 г.

Минфину будет сложнее размещать облигации в долларах, но это не критично, основные займы осуществляются через внутренний долг, бюджет профицитен, резервов достаточно, перечисляет главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Профицит бюджета согласно закону о бюджете в 2019–2021 гг. превысит 2% ВВП, 1% и 0,8% соответственно. В июле после зачисления валюты, купленной Минфином в 2018 г., фонд национального благосостояния (ФНБ) увеличился до $124,1 млрд, или 7,8 трлн руб. Его ликвидная часть достигла 5,7% ВВП, а когда она превысит 7% ВВП, правительство сможет инвестировать деньги фонда в проекты. Как именно, чиновники еще не договорились, но Силуанов не исключал, что средства могут быть направлены и в российские проекты: критерии их отбора будут готовы к концу 2019 г. Кроме того, правительство внесло в Госдуму проект поправок в Бюджетный кодекс, позволяющих направлять средства ФНБ на экспортные кредиты. Санкции усилят позицию противников расходования ФНБ, поскольку возникли новые риски, считает Орлова.

Потенциально спрос со стороны американских инвесторов на первичных размещениях могут заместить европейцы, полагает Стерина: у российских бумаг привлекательная доходность и умеренный риск. Но нервозность на рынке, вызванная новыми санкциями, скорее всего, приведет к тому, что инвесторы попросят премию, признает она. Спрос на еврооблигации могут также поддержать локальные инвесторы, считает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики «Альфа-капитала» Владимир Брагин. При необходимости Минфин сможет, сократив программу внешних заимствований, увеличить программу внутренних, допускает Стерина.

Санкции против новых выпусков суверенных еврооблигаций скорее ударят по корпоративным эмитентам, для которых размещения Минфина служат бенчмарком, говорит старший аналитик «БКС премьера» Сергей Суверов: компаниям, вероятно, придется привлекать средства по более высоким ставкам. Первое полугодие для размещений корпоративных евробондов прошло вполне успешно: по подсчетам PwC, российские компании разместили еврооблигаций на $6,9 млрд против $7,8 млрд за весь прошлый год. Теперь занимать станет дороже, так что, вероятно, российские компании пока займут выжидательную позицию, считает Брагин.

В ближайшее время доходности российских бумаг будут расти (как внешних, так и локальных), причем не столько из-за самих ограничений, сколько из-за реакции на возвращение санкций в повестку, продолжает Брагин: «Впрочем, рост не будет большим – санкционные риски всегда заложены в ценах российских бумаг». В пятницу только из-за слухов о возможных санкциях доходности ОФЗ выросли в среднем на 10–15 базисных пунктов (б. п.), спред пятилетних дефолтных свопов (CDS) на Россию расширился на 8 б. п. Скорее всего, они продолжат расти и на этой неделе, предполагает Стерина, но панических распродаж и скачков на процентные пункты все же ждать не стоит.

Читать ещё
Preloader more