Шувалов предложил благоустроить 100 крупнейших городов за счет ФНБ

В битве за деньги фонда национального благосостояния новый поворот
Пока чиновники только начинают спорить, как вкладывать средства – внутри страны или за рубежом – и в какие активы /Евгений Разумный / Ведомости

Спор, как и во что вкладывать фонд национального благосостояния (ФНБ), будет одним из основных в правительстве в ближайшие месяцы. Свой вариант предложил председатель ВЭБ.РФ Игорь Шувалов премьеру Дмитрию Медведеву – пустить часть денег фонда на благоустройство городов.

Госкорпорация отобрала 100 городов, которыми будет заниматься. В 45 из них есть 109 проектов очистки воды, обновления транспорта, создания современного жилья, повышения качества услуг, рассказал Шувалов. «Будем просить вашего согласия задействовать для этих целей средства фонда национального благосостояния», – сказал он. Такие проекты есть в Архангельске, Владивостоке, Калининграде, Махачкале, Нижнем Новгороде, Сергиевом Посаде, Челябинске, приводит примеры старший вице-президент ВЭБ.РФ Андрей Самохин.

Решение не принято, поскольку конкретные предложения еще готовятся, прокомментировал представитель аппарата председателя правительства. Представитель ВЭБа о них тоже не рассказал, лишь сообщил, что госкорпорация готовит предложения для Минфина и правительства. Вопрос прорабатывается, ответил его коллега в Минфине. Деньги ФНБ уже размещаются на депозитах ВЭБа.

В июле ФНБ увеличился вдвое до 7,86 трлн руб., или 7,2% ВВП, его ликвидная часть составила 5,7% ВВП. Минфин ожидает, что она может достигнуть 7% ВВП уже к концу 2019 г. – это рубеж, после которого фонд можно будет инвестировать в новые проекты. В 2020 г. из ФНБ можно будет инвестировать 1,8 трлн, в 2021 г. – 4,2 трлн руб., рассказывал ранее федеральный чиновник. К 2036 г. ФНБ может составить около 12% ВВП в базовом и около 8% в консервативном сценарии, пишет Минфин в проекте Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики до 2022 г.

Пока чиновники только начинают спорить, как вкладывать средства – внутри страны или за рубежом – и в какие активы.

Министр экономического развития Максим Орешкин, один из авторов бюджетного правила, предложил в письме президенту Владимиру Путину использовать ФНБ для поддержки экспорта: кредитовать покупателей российской продукции, предоставлять льготное финансирование для создания производств российских компаний и сервисных центров за границей. Правительство внесло в Госдуму поправки в Бюджетный кодекс, но комитет по бюджету отказался их одобрить, так как проект не был согласован Центробанком и Счетной палатой.

Минфин склоняется к тому, чтобы разрешить часть средств вкладывать в российские инвестиционные проекты. В начале июня первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов обещал, что правительство до конца 2019 г. установит критерии проектов, в которые можно будет вкладывать ФНБ. ЦБ же предлагал отложить обсуждение – поднять порог в 7% ВВП.

Ликвидная часть ФНБ должна быть достаточно велика, чтобы денег в любой момент хватило для выполнения бюджетных обязательств, объясняет представитель Минфина, но при этом необходимо более активно вкладывать средства фонда. И, безусловно, сохранить бюджетное правило (в ФНБ Минфин резервирует дополнительные доходы от нефти, превышающие $40 за баррель в ценах 2017 г.), снижающее зависимость от конъюнктуры рынка энергоносителей, продолжает он.

Деньги из ФНБ могут понадобиться для покрытия выпадающих нефтегазовых доходов бюджета «при ценовом шоке средних масштабов» – если цены на нефть Urals упадут до $25–30 за баррель в течение 3–5 лет, пишет Минфин в проекте Основных направлений бюджетной политики. Потери могут составить 5–14% ВВП. Нефтегазовые доходы будут сокращаться с 7,6% ВВП в 2019 г. до 6% в 2022 г., ожидает Минфин, и дело не только в падении цен на нефть с $63,4 до $56,3 за баррель, но и в том, что ее запасы истощаются, а льготы нефтегазовому сектору растут – с 375 млрд руб. в 2011 г. до 1,2 трлн руб. в 2018 г.

Благоустройство городов – часть национального проекта «Жилье и городская среда» стоимостью 1 трлн руб. В начале лета ВЭБ сообщил, что создает со «Стройпроектхолдингом» Аркадия Ротенберга крупнейшего игрока на рынке инфраструктурного финансирования и строительства. Через эту компанию Ротенберг владеет 94% «Мостотреста».

ВЭБ работает с рельсовым транспортом, говорит партнер KPMG Степан Светанков, окупаемость таких проектов низкая, требуется господдержка, даже когда речь идет о городах-миллионниках, кроме Москвы и Санкт-Петербурга. Есть потребность и в косметическом благоустройстве городов, и в коммунальной инфраструктуре, и в модернизации транспорта, а денег у регионов и муниципалитетов нет, комментирует управляющий партнер «Пионеров ГЧП» Дарья Годунова. Но инвестиции из ФНБ должны быть не только возвратными, но и приносить доход, напоминает она. Часто прибыльные проекты реализуются за счет бюджета, а на проекты с сомнительной окупаемостью пытаются найти инвесторов, комментирует региональный чиновник. Эту проблему приход ВЭБа не решит, опасается он.

Общественный запрос на повышение комфорта растет, комментирует политолог Алексей Макаркин, поэтому проектам развития инфраструктуры и благоустройства городов придается политическое значение, это возможность сказать избирателям накануне выборов: «Мы сделали это». Но непонятно, как такие проекты воспримут избиратели, рассуждает Макаркин, возможно, новая набережная и понравится жителям, но раздражение людей от падения их доходов будет сильнее. Подобное происходило и в советское время, вспоминает он: власти меняли старые автобусы на комфортные «Икарусы», а люди думали о пустых полках в магазинах.