Госзаказчики избежали ужесточения наказания за сговор с поставщиками

ФАС исключила такой пункт из законопроекта после критики мэра Москвы Сергея Собянина
Мэр Москвы Сергей Собянин (на фото справа) смог убедить руководителя ФАС Игоря Артемьева (на фото слева), что ужесточение наказаний для госзаказчиков несет больше рисков /Андрей Гордеев / Ведомости

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) поправила законопроект, ужесточающий борьбу с картелями, и внесла его в правительство, рассказал «Ведомостям» начальник управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев. «Нами были учтены предложения коллег из правительства Москвы, – уточнил он. – Исключена часть, предусматривающая уголовную ответственность за сговоры заказчиков и участников торгов».

Ужесточить наказание за картели власти пытаются уже больше двух лет. Разработать программу выявления картелей и их пресечения еще в октябре 2017 г. поручал президент России Владимир Путин. А также подготовить законопроекты, ужесточающие уголовную и административную ответственность за такие соглашения.

ФАС поручение выполнила. Подготовленный законопроект предлагает ввести уголовную ответственность за картели для владельцев компаний, членов совета директоров и топ-менеджеров (до шести лет лишения свободы). Для рядовых сотрудников ФАС, напротив, предлагает снизить предельное наказание с шести до пяти лет лишения свободы. А также ввести наказание за картели на торгах не только для участников, но и заказчиков (чиновников и менеджеров госкомпаний) – штраф до 1 млн руб. и лишение свободы до пяти лет. Против выступил мэр Москвы Сергей Собянин – поводом для претензий ФАС и правоохранительных органов может стать множество действий госзаказчиков, писал он в письме премьер-министру Дмитрию Медведеву («Ведомости» ознакомились с копией). И предупреждал, что с ростом рисков административного давления на заказчиков специалисты по закупкам просто уволятся.

Критиковал проект и бизнес – ужесточение грозит необоснованным привлечением к уголовной ответственности неограниченного круга лиц, отмечала директор Центра законодательства и корпоративных отношений РСПП Ирина Котелевская.

В октябре законопроект обсуждался у первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова. Но учтены были только возражения Собянина, пункты, против которых выступал РСПП, сохранились, следует из протокола совещания («Ведомости» ознакомились с его содержанием, подлинность подтвердил федеральный чиновник). Имеющиеся замечания РСПП по законопроектам были урегулированы, аргументация ФАС поддержана, объясняет Тенишев.

Фундаментальные претензии сохранились, возражает Котелевская. РСПП намерен обращаться в правительство еще раз и добиваться широкого обсуждения проекта с бизнесом, говорит она.

Соглашения между заказчиками и поставщиками на госторгах – это угроза конкуренции и источник потерь бюджета, но они уже запрещены и наказываются, правда не уголовной ответственностью, замечает профессор Высшей школы экономики Светлана Авдашева. Уже достаточно стандартов для признания участников соглашений виновными, а для введения уголовной ответственности риск ошибочно признать вину слишком велик, предупреждает она.

Наказание за картели – это дополнительная возможность для ФАС «кошмарить бизнес», а не реальная необходимость, опасается директор АНО «Инфокультура» Иван Бегтин. Борьба за имитацию конкуренции на зачастую изначально неконкурентных рынках лишь увеличивает, а не уменьшает коррупционную нагрузку на экономику, считает он. «Мы не преследуем бизнес, а защищаем конкуренцию от нарушителей закона, в том числе уголовно-правовыми средствами. Охраняя конкуренцию, мы работаем на благо добросовестных предпринимателей», – спорит Тенишев.

Сговор между заказчиком и поставщиком – сложный вид преступления, это не только картель, но и создание преступного сообщества, инициатор которого – чиновник, говорит главный научный сотрудник Института проблем развития наук РАН Сергей Максимов. Это более высокая степень общественной опасности и ее нужно выделять в отдельную статью, поддерживает он ФАС, без статьи нарушение теряется.

Представители Собянина и департамента по конкурентной политике Москвы не ответили на запросы «Ведомостей».