Суд оставил декларацию об амнистии в деле Израйлита

Но от ее использования против декларанта должны защитить гарантии Верховного суда
Для защиты тех, кто воспользовался амнистией, потребовались гарантии президента Владимира Путина и Верховного суда (на фото слева его председатель Вячеслав Лебедев) /Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Смольнинский районный суд Петербурга отказался исключать декларацию об амнистии, поданную предпринимателем Валерием Израйлитом, из его уголовного дела, говорится в его решении, копию которого «Ведомостям» предоставила сторона защиты. Но гарантии Верховного суда должны предотвратить ее использование против декларанта.

Израйлит обвиняется в выводе средств за границу при строительстве порта Усть-Луга в Ленинградской области. Закон об амнистии капитала запрещает использовать в уголовных делах декларации, в которых люди отчитывались о своих активах, если только они сами не попросят об этом. Президент Владимир Путин гарантировал соблюдение закона, пообещав, что тех, кто воспользуется амнистией, «не будут таскать по различным органам». Но его гарантий оказалось недостаточно – в 2017 г. следователи ФСБ с санкции суда изъяли декларацию Израйлита в здании центрального аппарата ФНС и использовали ее для предъявления ему обвинения.

Суды отказывались изъять декларацию из дела. Но этой осенью Путин потребовал не допускать использования специальных деклараций в уголовных делах. В конце октября такие же разъяснения дал президиум Верховного суда – декларация не может быть доказательством вины. Гарантии, предусмотренные законом об амнистии капитала, распространяются «на любое иное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом», даже если преступление не подлежит амнистии. Коллизия между Уголовно-процессуальным кодексом, законом об оперативно-розыскной деятельности и законом об амнистии капитала должна решаться в пользу последнего, говорится в разъяснениях Верховного суда.

35 млрд евро

о счетах и имуществе на такую сумму отчитались люди, подав около 19 000 деклараций об амнистии капитала, рассказал в понедельник первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов. Результат он назвал «очень неплохим». К началу первого этапа амнистии капитала в 2015 г. россияне вывели около 75% национального дохода страны, писали исследователи Парижской школы экономики Филип Новокмет и Томас Пикетти, а также профессор Университета Беркли Габриэль Цукман

Обвинение ранее заявляло, что не будет использовать декларацию в качестве доказательства, равно как и основанные на ней другие материалы, указано в постановлении Смольнинского суда. И коль скоро обвинение не предъявляет эти доказательства для исследования судом, то нет и оснований удовлетворять ходатайство защиты об исключении декларации из дела. Она не может быть доказательством, сослался суд на президиум Верховного суда.

Защита просила исключить не только декларацию, но и документы со сведениями из нее, например рапорт сотрудника ФСБ, послуживший поводом для возбуждения дела, настаивает один из адвокатов Израйлита – Виктория Бурковская. За ссылки на эти сведения может развернуться основная борьба сторон, полагает она, обвинение не заявляло, что не будет оглашать документы со сведениями из спецдекларации. А от них зависит исход дела, уверена Бурковская. Кроме того, обвинение может передумать и огласить информацию из самой декларации, поскольку Смольнинский суд так и не признал ее недопустимым доказательством, опасается Бурковская, только исключение из дела помогло бы окончательно подтвердить запрет Верховного суда.

Исключить доказательства можно на предварительных слушаниях, во время рассмотрения дела по существу это невозможно, если только это не суд присяжных, говорит профессор МГУ Леонид Головко. Суд выбрал максимально нейтральную позицию: не исключать декларацию, но игнорировать любые доводы обвинения, связанные с ней, объясняет партнер КИАП Константин Астафьев. Если доказательство не будет исследовано во время процесса, суд при вынесении приговора сослаться на него не сможет, говорит руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner Russia Антон Гусев. Если обвинение и суд все же сошлются на декларацию в приговоре, защита обязательно обжалует его и будет настаивать на возбуждении уголовного дела в отношении лиц, разгласивших сведения из специальной декларации, предупреждает Бурковская.