Правительство выбрало жесткие критерии для инвестиций из ФНБ

Инвесторов заставят рисковать своими деньгами
Минфин (на фото слева – первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов) убедил премьера Дмитрия Медведева поберечь резервы /Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Главный бюджетный спор этого года близится к завершению – чиновники договорились, как распорядиться накопленными в фонде национального благосостояния (ФНБ) деньгами, с помощью которых правительство рассчитывает ускорить рост экономики. Премьер Дмитрий Медведев одобрил подготовленные Минфином условия инвестирования ФНБ в проекты, рассказали «Ведомостям» два федеральных чиновника и подтвердили еще два.

Получить деньги будет непросто. Доля ФНБ в финансировании проекта не должна превышать 20%, сам инвестор должен вложить не менее 20%, минимальная доходность вложений фонда – на уровне ОФЗ, описывают условия собеседники «Ведомостей». Есть и другие критерии, но ключевые – доходность и доля ФНБ, говорит федеральный чиновник, если финансирование проекта рассчитано, например, на 10 лет, то и ставка будет определена по 10-летним ОФЗ (сейчас – 6,5%). Это базовый вариант, оговаривается один из чиновников, в него еще могут вноситься изменения. Но сумма, которую правительство за три года готово вложить из ФНБ в экономику, уже определена – до 1 трлн руб., сказал ранее первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов.

Пресс-секретарь Медведева отказался от комментариев. Преждевременно говорить об определенных параметрах, лаконичен представитель Минфина.

Приступить к инвестициям из ФНБ, в котором накапливаются нефтегазовые доходы, правительство может, когда его ликвидная часть превысит 7% ВВП, произойти это должно в следующем году. По данным Минфина, 1 ноября ФНБ превысил 7,9 трлн руб., или 7,3% ВВП. Без ограничения суммы, по оценкам Минфина, в 2020 г. из ФНБ можно было бы вложить 1,8 трлн руб., в 2021 г. – 4,2 трлн.

Спор, как распорядиться ФНБ, длился так долго, а риски для стабильности макроэкономики от притока сырьевых доходов выглядели настолько серьезными, что председатель ЦБ Эльвира Набиуллина предлагала даже отложить дискуссию, повысив планку в 7% ВВП. А бизнес тем временем выстраивался в очередь за резервами бюджета – поддержать проекты просили «Почта России», госкорпорация ВЭБ.РФ, РЖД. Объекты уже отбираются, но «разбрасываться деньгами не будем», сказал на прошлой неделе президент Владимир Путин.

Что предлагали сделать с ФНБ

Идей, как расходовать ФНБ, было много. Дискуссия началась с варианта полностью изолировать экономику от его денег, создав аналог Норвежского суверенного фонда – его средства вкладываются лишь в зарубежные активы. Министр экономического развития Максим Орешкин предлагал в письме Путину использовать ФНБ для поддержки экспорта, но вкладывать деньги за границей: кредитовать покупателей российской продукции, создание российских производств и сервисных центров российской продукции за рубежом. Президент идею поддержал, но против выступил ЦБ: с точки зрения притока валюты это то же самое, что потратить деньги внутри страны, говорила Набиуллина. В итоге такой вариант не был рассмотрен Госдумой.

Кто сможет получить деньги

Минфин разбрасываться деньгами и не предлагает. Претендовать на средства ФНБ смогут только самые крупные и высокорентабельные проекты, единодушны опрошенные «Ведомостями» эксперты. Ограничение участия фонда в проекте 20% серьезно сужает доступ к резервам, говорит директор практики реализации инфраструктурных проектов PwC Сергей Лузан. При таком лимите не удастся запустить много новых проектов, а получат деньги те, кто мог бы обойтись и без помощи из ФНБ, согласен консультант крупных инвестпроектов.

Жестким выглядит и требование вложить 20% собственных средств, считает руководитель InfraOne Research Александра Галактионова, соответствовать ему будут единицы инфраструктурных проектов, условия больше подходят для промышленных проектов. Проблемы могут возникнуть и у них, полагает руководитель центра Rupec Андрей Костин.

Но деньги ФНБ будут дешевле рыночных, говорит управляющий партнер «Пионеры ГЧП» Дарья Годунова: инфраструктурные проекты сейчас привлекают финансирование по ключевой ставке ЦБ плюс 3–3,5 п. п. Предложенная Минфином ставка привлекательна, согласна Галактионова, заемное финансирование концессиям обходится сейчас в 9,5–12%.

Силуанов уже называл проекты, которые могут быть профинансированы из ФНБ: комплекс по переработке этансодержащего газа и производству СПГ в Усть-Луге, который строят «Газпром» и компания «Русгаздобыча», а также проект «Новатэка» – «Ямал СПГ».

Это проекты, которым – особенно на первых этапах – требуется первоначальный капитал, они могут заинтересовать крупных инвесторов, но они должны видеть, что государство тоже заинтересовано, объяснял Силуанов. Даже учитывая стоимость «Усть-Луги» (около $13,3 млрд), проблем с выполнением условия о 20% собственных средств у учредителей проектной компании возникнуть не должно, говорит Костин, сможет проект обеспечить и необходимую доходность. Доля ФНБ может оказаться и ниже 20% – можно найти и более дешевые деньги под газохимический проект, считает он, а небольшое участие ФНБ в проекте упростит доступ к займам за рубежом.

Правительство уже поддерживало с помощью ФНБ инвестпроекты, и новые условия выделения денег из фонда выглядят более жесткими, чем прежние. В 2013 г. Путин решил часть ФНБ направить на инфраструктурные проекты – до 40% фонда, но не более 1,738 трлн руб. плюс по 10% для проектов Российского фонда прямых инвестиций и «Росатома». Тогда, например, от инвестора не требовалось вкладывать собственные средства, доля ФНБ в проекте могла достигать 50%, а ставка займа была в основном инфляция плюс 1%. В 2015 г. концепция поменялась: Путин заморозил инвестиции из ФНБ, и чиновники решили вновь копить резервы – с 2017 г. в ФНБ поступают нефтегазовые доходы, полученные при цене нефти свыше $40/барр. Кроме создания подушки безопасности на случай падения цен на нефть это позволило снизить зависимость экономики от притока сырьевых денег. ЦБ неоднократно указывал на риски для макроэкономической стабильности от чрезмерных трат из ФНБ, но сумма в 1 трлн руб. – по 300 млрд руб. в год – не повлияет, по мнению его аналитиков, на инфляцию и другие макроэкономические показатели.

Что получит экономика

Выбирая между поддержкой экономики или сохранностью резервов, Минфин выбрал второй вариант, констатирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Вложения ФНБ станут инструментом ручного финансирования крупных проектов, говорит она, но стимулировать рост экономики нужно системными мерами – в первую очередь снижением налоговой нагрузки, а не вливанием денег в небольшой список крупных проектов.

Сбережения нужно активнее инвестировать внутри страны, уверен главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. Если основные критерии отбора проектов – финансовые и подразумевают высокую доходность, то долгосрочные инфраструктурные и высокотехнологичные проекты денег из ФНБ не получат, отмечает он, претендовать на них смогут в основном сырьевые проекты. При таком подходе не удастся с помощью резервов диверсифицировать экономику, как и поддержать проекты с широким экономическим эффектом, согласен главный экономист Global BCS Владимир Тихомиров, но консервативный подход Минфина понять можно – качественных проектов немного. Минфин решает в основном две задачи – обеспечивает доход от накопленных резервов и привлекает инвесторов, указывает он.

В подготовке статьи участвовали Екатерина Мереминская и Артур Топорков