Санкт-Петербург 1999–2019: что обрел и потерял город за 20 лет

«Лахта центр», улица Рубинштейна, арка Генштаба, «Газпром-арена»
Петр Ковалев / ТАСС

За два десятилетия, что «Ведомости» выходят в Санкт-Петербурге, город и пригороды изменились очень сильно: открывались и закрывались промышленные предприятия и банки, строились новые музеи, стадионы и объекты инфраструктуры. «Ведомости» представляют свою версию «самых громких открытий и закрытий в Санкт-Петербурге» в 1999–2019 гг.

«Лахта центр»

/Станислав Забурдаев / ТАСС

В этом веке Санкт-Петербург стал городом с самым высоким зданием в Европе: на берегу Финского залива «Газпром» построил себе 87-этажный небоскреб в 462 м – «Лахта центр».

Предправления «Газпрома» Алексей Миллер в начале года рассказал, что 95% администрации компании работает уже не в Москве, а в Петербурге и вскоре все они вселятся в новые офисы. Пока внутри здания еще идут работы.

Непростая история башни началась в середине 2000-х с революционной идеи перевести в Петербург штаб-квартиру второго по величине российского налогоплательщика. В 2006 г. архитектурное бюро RMJM выиграло конкурс на постройку штаб-квартиры «Газпрома» в историческом районе Охта (отсюда прежнее название – «Охта центр»). Но ЮНЕСКО протестовала против высотного строительства вблизи центра Санкт-Петербурга, входящего в список всемирного наследия, градозащитники встали на оборону небесной линии города, а политическая оппозиция осудила амбиции власти, с которой ассоциируется «Газпром». В результате проект переехал в прибрежную зону Лахта и вырос еще на 66 м.

На сайте «Лахта центра» сказано о задаче «создать новую точку притяжения бизнес-активности, освободив исторический Петербург от не свойственных ему функций делового центра и сопутствующей транспортной нагрузки». Из 400 000 кв. м комплекса «Газпром» отдает примерно треть под общественно полезные пространства: открытый амфитеатр, пешеходную набережную, спорткомплекс, концертный зал, планетарий и др. Архитектор проекта Филипп Никандров называет башню новой общегородской доминантой, которая «формирует морской фасад Санкт-Петербурга».

Аэропорт «Пулково»

/Евгений Егоров / Ведомости

Огромный и современный терминал стоимостью около 1 млрд евро начал принимать пассажиров «Пулково» с декабря 2013 г.

Правительство Санкт-Петербурга, которому принадлежит аэропорт, не потратило на него ни копейки – потому что первым в России решилось отдать аэропорт в концессию (на 2010–2040 гг.). Концессионера определяли на конкурсе, который привлек три мощных консорциума с глобальными игроками. Победителем стала компания «Воздушные ворота Северной столицы» (ВВСС), крупнейшие акционеры которой – группа ВТБ и немецкий аэропортовый холдинг Fraport. Впервые стратегический аэропортовый инвестор с мировым именем вложился в Россию. Новый терминал площадью 105 000 кв. м был введен вместо старого 1980 года постройки. Еще порядка 200 млн евро концессионер вложил в паркинг, гостиницу, бизнес-центр и расширение аэродрома. Пассажиропоток «Пулково» с 8,4 млн человек в 2010 г. вырос до 18,1 млн в 2018 г. ВВСС обязана – по условиям концессии – поддерживать обслуживание пассажиров на определенном уровне, поэтому благодаря стремительному росту трафика «Пулково» в ближайшие годы ждут новые расширения.

Власти города и ВВСС при этом уверены, что потенциал авиаперевозок из Северной столицы далеко не исчерпан, и считают, что единственный базовый перевозчик «Пулково» – авиакомпания «Россия» – недостаточно активно развивает маршрутную сеть из Санкт-Петербурга. Руководство ВТБ лоббирует введение для «Пулково» режима открытого неба, чтобы в аэропорт могли совершать международные рейсы авиакомпании из любых стран, в том числе лоукостеры (а не на паритетной основе по двусторонним международным договорам, как на всей территории России). Российские конкуренты инициативой встревожены: приход условных Ryanair и EasyJet приведет к сокращению полетов отечественных авиакомпаний, которые платят зарплаты, налоги и топливо покупают в России. Но пассажиропоток в «Пулково» продолжит расти: его увеличат российские перевозчики хотя бы для защиты от иностранцев – или за них это сделает Ryanair.

Намывные территории Невской губы

/Евгений Егоров / Ведомости

Проект комплексного освоения территории Невской губы западнее Васильевского острова добавил городу 336 га земли (всего должно быть намыто почти 477 га). Формировать Васильевский остров начал еще Петр I (ок. 1710 г.), потом землю здесь намывали при советской власти в 1970-е. Проект второго намыва стартовал в 2000-х гг., предполагалось строительство деловой и туристической зоны рядом с морским портом (порт открыт в 2011 г.) и жилья.

Была возможность создать современный морской фасад Санкт-Петербурга, выдающийся прибрежный ансамбль. Но кризис перелицевал планы, и теперь продуваемый ветрами намыв со скрипом застраивается преимущественно недорогими многоэтажками: введено в эксплуатацию 310 000 кв. м, заявлено строительство еще около 2 млн кв. м жилья (данные Knight Frank). Новостройки здесь дешевле, чем на старом Васильевском острове и в среднем в городе. Получился просто еще один спальный район, даром что у самого моря, и люди, купившие квартиры, теперь бьются с властями за деревья вдоль воды, за школы, доступный транспорт и чтобы здешние «проектируемые проезды» чистили зимой. С 2006 г. отвечает за намыв и стабилизацию территории компания «Терра нова», за долги перешедшая под контроль Сбербанка. Долг в 4,5 млрд руб. был объявлен как стартовая цена по продаже прав на 237,7 га, но этот аукцион сам же банк и отменил. Договор с городом в 2019 г. был продлен до 2026 г., все стройки здесь должны завершиться до 2055 г.

КАД и ЗСД

/Екатерина Кузьмина / Ведомости

Две важнейшие для города автомагистрали – Кольцевую автомобильную дорогу (КАД) и Западный скоростной диаметр (ЗСД) начали планировать еще в прошлом веке, но до строительства руки и деньги дошли лишь в 2000-х. КАД (она же А118) замкнулась в 2011 г.

Теперь ее 142 км опоясывают весь Санкт-Петербург, проходят через область, в том числе по сооружениям, защищающим город от наводнений. А 47 км ЗСД пронзили Санкт-Петербург в 2016 г., связав его северо-западные, центральные и южные районы. КАД строилась на деньги бюджета (почти 140 млрд руб.), проезд по ней бесплатный. При строительстве даже удалось сэкономить порядка 3,5 млрд руб., говорил тогда директор ФГУ ДСТО Вячеслав Петушенко (теперь он председатель правления госкомпании «Автодор» и в ноябре открыл еще одну трассу – платную скоростную «Неву» М11, связавшую Санкт-Петербург и Москву). Сэкономленные деньги тут же и потратили – на дополнительные развязки. ЗСД называли «жемчужиной в короне инвестиционных проектов на основе государственно-частного партнерства», «великолепным примером обхода ранее непреодолимой водной преграды». Несмотря на то что он втрое короче КАД, строительство обошлось дороже – более чем в 200 млрд руб. Центральный участок строила «Магистраль Северной столицы» (консорциум «ВТБ капитала», Газпромбанка, итальянской Astaldi и турецкой Ic Ictas Insaat), она же получила в эксплуатацию всю магистраль на 30 лет. Концессионер возмещает инвестиции, собирая плату из расчета 9,6 млрд руб. в год. Недобор компенсирует бюджет города. Проехать весь диаметр без транспондера – 500 руб., с устройством гораздо дешевле. Но и плата не спасает от частичного перекрытия дороги на время проезда чиновников. Водители также жалуются на ограничение скорости в 90 км/ч.

Four Seasons Hotel Lion Palace

/Four Seasons

Отели Four Seasons – синоним роскоши и превосходного сервиса – в России ждали долгие годы. Изначально предполагалось, что первый Four Seasons появится в Москве в 2008 г. Но сроки открытия московского отеля неоднократно сдвигались, и в результате отель Four Seasons в Санкт-Петербурге открылся даже раньше, в 2013 г., тоже с трехлетней задержкой, но все равно быстрее, чем в Москве.

На перестройку знаменитого Дома со львами в люксовый отель девелопер «Тристар инвестмент холдингс» потратил более $200 млн; и еще до открытия гостиницы начались суды между девелопером и подрядчиком, компанией «Интарсия», которую «Тристар» обвинил в срыве сроков строительства. «Интарсия» в результате обанкротилась, но отель на 183 номера к тому моменту с помпой открылся. На открытие приехали Владимир Якунин (тогда – президент РЖД) и его сын Андрей Якунин, председатель совета директоров «Тристар инвестмент холдингс», играли «Вихри враждебные веют над нами», подавали черную икру и устриц... «Как и в случае нашего каждого нового отеля, мы ожидаем, что Four Seasons Hotel Lion Palace St. Petersburg принесет нечто новое городу <...> станет новым центром притяжения», – говорил «Ведомостям» в 2013 г. основатель Four Seasons Айседор Шарп. Так и произошло: после открытия Four Seasons в районе Исаакиевской площади, где ранее были только гостиницы «Астория» и «Англетер», появились отели W (ныне SO/ Sofitel) и Lotte, и площадь превратилась в главный кластер люксовых отелей Санкт-Петербурга.

Lotte Hotel St. Petersburg

/Lotte hotel

Здание на углу наб. Мойки и пер. Антоненко, где жил первый посол США в России Джон Куинси Адамс (который потом стал шестым президентом США), много лет простояло в строительных лесах. До тех пор, пока его не купил пятый по величине корейский чеболь – Lotte Group.

К тому моменту у Lotte, основные активы которого были сосредоточены в розничной торговле и производстве продуктов питания, уже пять лет работал отель в Москве. Он стал первым заграничным отелем Lotte, бренд в России ассоциировался у всех с печеньем, а не с 5-звездочными отелями, но всего за пять лет Lotte Hotel Moscow смог войти в число лучших люксовых отелей столицы. После чего руководство Lotte Group поверило, что их гостиничный бренд может быть конкурентоспособен на международном уровне. Lotte Hotel St. Petersburg стал первым отелем корейского холдинга в историческом здании.

Место для него было выбрано более чем амбициозное: по соседству с «Англетером», W Hotel и Four Seasons (основатель Four Seasons Hotels & Resorts Айседор Шарп полвека назад сам шел тем же путем, открыв свой первый зарубежный отель в Лондоне рядом с историческими гостиницами, которые были символом роскоши и гостеприимства). Lotte Hotel St. Petersburg на 150 номеров обошелся в $120 млн и был построен всего за два года, официально открылся в сентябре 2017 г. Корейцы сохранили исторические стены здания, но наполнили его суперсовременной начинкой. А один из 150-летних кирпичей уехал в Сеул и занял самое почетное место в переговорной председателя правления Lotte Group Шин Донг Бина.

Улица Рубинштейна

/Лидия Верещагина / Ведомости

Небольшая, очень типичная для исторического центра Санкт-Петербурга узкая улочка с дворами-колодцами. В 1929 г. ее переименовали в честь жившего здесь в конце XIX в. композитора и пианиста Антона Рубинштейна, и постепенно улица стала важной частью культурного кода Санкт-Петербурга. И трансформируется вместе с этим кодом.

В 1960-х на смену классике в образе Рубинштейна не без помощи Владимира Высоцкого пришли мотивы все еще восстанавливающегося после войны города. Через прилегающие к улице дворы проходила негласная граница влияния молодежных банд, и не получить «В Ленинграде-городе у пяти углов...» по морде надо было постараться. В 80-х отсюда же на всю страну начал греметь Ленинградский рок-клуб, выпустивший на волю целый зоопарк музыкальных коллективов – от «АукцЫона» и «Аквариума» до «Пикника» и «Кино». Потом, правда, рокеры большей частью разъехались, а новой музыки на улицу еще не завезли. На какое-то время ориентиров, привязанных к Рубинштейна, осталось два – Малый драматический театр для коренных жителей да «Макдональдс» на углу с Невским проспектом для понаехавших. Но свято место, как говорится...

Петербургский краевед Лев Лурье считает, что превращение Рубинштейна в ресторанный кластер началось с 1994 г., когда открылся паб Mollie’s. А когда «Ленинград» впервые исполнил «В Питере – пить», слава Рубинштейна как главной ресторанной улицы если не Европы, то России уже гремела: 730 м, более 50 заведений на любой вкус. Наряду с Эрмитажем и Петропавловской крепостью Рубинштейна стала одной из основных туристических достопримечательностей города и центром его жизни с пятницы на воскресенье. Большая часть ее гостей, правда, понятия не имеют, что названа улица в честь основателя первой российской консерватории – и это не Николай Рубинштейн. Но пьют здесь преимущественно культурно. Питер все-таки.

Универмаг ДЛТ

/Евгений Егоров / Ведомости

Магазин на месте нынешнего ДЛТ (Дом ленинградской торговли) на Большой Конюшенной, 21–23, появился в 1913 г. Открывшийся универмаг стали называть «Гвардейской экономкой», поскольку офицеры гвардейских полков получали здесь скидки.

После революции здание сохранило свое назначение, а название «Дом ленинградской торговли» закрепилось за ним с 1935 г. Позже универмагу придали детскую специализацию, сделав его для ленинградцев тем же, чем в Москве был «Детский мир». Новейшая история знакового пункта торговли началась в 2005 г., когда здание – памятник архитектуры приобрела компания Mercury. На тот момент она уже была крупнейшим продавцом товаров класса люкс в стране, а также полным ходом модернизировала другой бывший центр советской торговли – московский ЦУМ (тоже универмаг с богатой историей, открывшийся до революции как «Мюр и Мерелиз»). По образцу ЦУМа, превращенного в современный люксовый универмаг, решено было сделать и ДЛТ. Первоначально Mercury должна была сдать объект со встроенной автостоянкой в марте 2009 г., затем сдача была перенесена на июнь 2010 г., потом – на сентябрь 2011 г. Компания объясняла задержки тем, что выполняла задание чиновников по воссозданию исторических интерьеров, что потребовало большого объема работ.

Наконец 6 сентября 2012 г. обновленный ДЛТ принял покупателей. В результате реконструкции стоимостью свыше 2 млрд руб. общая площадь универмага увеличилась с 9000 до 32 000 кв. м. До реконструкции лишь три из шести этажей здания использовались под торговлю, сейчас продают на пяти. Отличие ДЛТ от ЦУМа – большой отдел с сувенирами, где есть матрешки, шкатулки, предметы декора с национальным орнаментом и украшения из янтаря. Это объяснимо: доля покупателей-туристов, особенно китайцев, постоянно растет и уже в 2017 г. достигла четверти, говорили представители Mercury.

Арка Генштаба

/Евгений Егоров / Ведомости

Как множество аналогичных строительных и реставрационных проектов в нынешней России, реконструкция Восточного крыла здания Главного штаба шла не по плану. Вернуть первоначальный вид историческим помещениям, спроектированным архитектором Карло Росси 200 лет назад и сильно пострадавшим от пребывания различных советских учреждений, задумали еще в 2004 г.

Тогда на все планировали потратить не больше 5 млрд руб. К 6 сентября 2013 г., когда представителями Эрмитажа, Минкульта, Фонда инвестиционно-строительных проектов и «Интарсии», главного подрядчика реконструкции, был подписан акт строительной готовности, сумма выросла до официальных 13,5 млрд руб. Неофициально назывались суммы и в 15 млрд руб. Еще до завершения работ МВД возбудило уголовное дело по факту хищения субподрядчиками свыше 50 млн руб., а «Интарсия» (для которой Генштаб стал не единственным проблемным проектом) в 2016 г. обанкротилась. Тем не менее реставрация очевидно удалась. Архитектурное решение Росси сохранилось. Где возможно, была восстановлена первоначальная роспись. Паркет почти везде положили заново, но по рисункам автора. Правда, не всем понравилась реконструкция внутренних дворов с превращением их в крытые галереи. Стеклянные потолки действительно не слишком гармонируют с исторической архитектурой, но того потребовали нужды музея: крытые галереи добавили выставочного пространства.

Для публики Генштаб открылся биеннале современного искусства Manifesta 10 – одной из главных европейских выставок современного искусства, каждый раз разворачивающейся на новой площадке. Решение более чем смелое: для Manifesta это была первая выставка на базе крупнейшего музея мирового значения. Но риск оправдался: несмотря на реакцию радикальной и консервативной общественности, публика биеннале приняла так хорошо, что решили продлить ее работу. А позже Эрмитаж был назван газетой The Art Newspaper Russia «Музеем 2014 года».

Новая сцена Мариинского театра

/Александр Демьянчук / ТАСС

Новая сцена Мариинского театра открылась в день 60-летия художественного руководителя и гендиректора Мариинки Валерия Гергиева – разумеется, не случайно. Музыкант сделал выдающуюся карьеру и не просто стал главной звездой российской классической музыки новейшего времени, но и выстроил целую империю.

Если прочитать интервью 40-летнего Гергиева, можно только поразиться, с какой точностью он воплотил свои мечты об идеальном театре. Открытием Новой сцены (строительство которой длилось 10 лет и обошлось бюджету примерно в 22 млрд руб.) он завершил формирование Мариинки, объединяющей историческое здание, три зала Мариинки-2 и появившийся также при Гергиеве концертный зал. Торжества по случаю открытия Новой сцены длились три дня. На гала-концерт в первый день приехали президент Сбербанка Герман Греф, глава корпорации «Ростех» Сергей Чемезов, миллиардеры Алишер Усманов и Геннадий Тимченко. Был и Владимир Путин, в поздравительной речи сказавший, что новый театр – полностью и несомненно заслуга Гергиева. Но комплимент главы государства не спас детище Гергиева от критики. Многие петербуржцы, в числе которых был, например, и директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, выражали сомнения в художественной ценности сооружения и сравнивали его с торговым центром.

Музей современного искусства «Эрарта»

/Евгений Егоров / Ведомости

Музей «Эрарта» открыт петербургским коллекционером Мариной Варвариной, вдовой бизнесмена Дмитрия Варварина. О задачах, амбициях и планах музея и тогда, и сейчас узнать можно только из немногочисленных объяснений на сайте: и сама Варварина, и руководители институции практически не дают интервью и крайне редко общаются с прессой. По оценкам экспертов, открытие «Эрарты» могло обойтись в $30 млн. В музее эту цифру не подтверждали, но и не опровергали.

«Эрарта» занимает пять этажей здания бывшего НИИ синтетического каучука и включает залы с постоянными и временными экспозициями, кинозал, ресторан, кафе, печатню и магазины Erarta Home с сувенирами, книгами и т. п. В музейной коллекции представлено 2800 работ 300 художников из всех регионов страны, что больше, чем в любом другом музее современного искусства в России. Ежегодно музей проводит около 40 временных выставок, в 2018 г. их было 42.

Но количество не всегда переходит в качество. Постоянная коллекция вызывает смешанные ощущения – сильные вещи сплошь и рядом перемежаются тем, что называется салонным искусством. Выставочная деятельность тоже неровная. Наряду с явными удачами, как, например, гастроли Музея Виктории и Альберта, участие в параллельной программе «Манифесты» или экспозиции дагестанских или белорусских художников, были и выставки Вячеслава Зайцева и Сергея Шнурова. Но главный сейчас критерий оценки успешности музея – посещаемость – стабильно растет. Если за первые месяцы работы в 2010 г. музей посетило около 20 000 человек, то в 2018 г. уже 412 717, говорят в музее.

«Газпром-арена»

/Евгений Егоров / Ведомости

Строительство нового стадиона на Крестовском острове стало одним из самых скандальных проектов в Петербурге с начала тысячелетия. По степени одиозности сравниться с ним может, пожалуй, лишь возведение газпромовского «Охта/Лахта центра». Но если силуэт и местоположение новой штаб-квартиры «Газпрома» волновали по большей части петербуржцев, за стройкой и скандалами вокруг нового стадиона увлеченно следила вся страна. Что объяснимо: с 2004 по 2017 г. проект, только по официальным оценкам, успел подорожать с 7 млрд до 42 млрд руб., по версии Transparency International – обошелся более чем в 50 млрд руб., а в «твердой валюте» – до 934 млн евро (оценка стоимости арены при подаче российской заявки на проведение Евро-2020).

Можно ли было построить стадион в России так, чтобы он не соперничал по стоимости с самой дорогой футбольной ареной мира, лондонским «Уэмбли»? Вопрос, мягко говоря, дискуссионный.

Но то, что появление нового стадиона «Зенита» вывело отношение к спорту в Петербурге и к Петербургу в спорте на принципиально новый уровень, абсолютно точно. Город получил не просто новую арену для любимого футбольного клуба, а лучший стадион в стране. Универсальную арену, которую не стыдно ни в трансляции Лиги чемпионов показать, ни на матчах чемпионата мира. А при случае и Rammstein на нее можно выпустить, благо поле не испортят – оно выкатное. При всей любви болельщиков к старичку «Петровскому» поход на продуваемый всеми ветрами стадион всегда был удовольствием для избранных. А начиная с конца октября – еще и морозоустойчивых или тех, у кого «с собой было». Новая арена в этом смысле не просто может вместить в 3 раза больше человек. Вместе с ее появлением поход на футбол начал переходить из разряда экстремальных развлечений в категорию семейного праздника. На перестройку сознания, конечно, тоже требуется некоторое время. Но, возможно, скоро Петербург догонит Лондон не только по стоимости спортивных сооружений, но и по уровню культуры боления.

Новая Голландия

/Антон Ваганов / ТАСС

Начиная с XVIII в. остров Новая Голландия почти всегда был закрытым объектом, принадлежавшим морским ведомствам. В 2004 г. остров перешел в собственность администрации Санкт-Петербурга, которая объявила тендер на реконструкцию. Инвестором проекта стало ООО «СТ «Новая Голландия» Шалвы Чигиринского. Бизнесмен успел привлечь звездного архитектора Нормана Фостера к разработке концепции и потратить на проект $70 млн из бюджета, выросшего с первоначальных $320 млн до $1 млрд. Но потом у Чигиринского начались проблемы, компания вышла из проекта, а новым инвестором в 2010 г. стала компания «Новая Голландия девелопмент», структура Millhouse Романа Абрамовича. Согласно условиям выигранного тендера завершить работы планировалось в 2017 г., вложив в реконструкцию 12,1 млрд руб.

К 2004 г. территория острова находилась в упадке, часть построек, имевших историческое значение, снесена. К 2010 г. Новая Голландия и вовсе была доведена до руин. Тем не менее летом 2011 г. Новая Голландия впервые за время своего существования открылась для публики. После трех летних сезонов работы остров закрыли на капитальную реконструкцию. Летом 2016 г. он открылся уже на круглогодичной основе, а до конца 2017 г. отреставрировали первую очередь объектов: бывшую кузницу, Дом коменданта и бывшую морскую тюрьму. Открытие объектов следующей очереди намечено на весну 2020 г., а все работы должны завершить к 2025 г.

К инициативам олигархов в России относятся очень недоверчиво, не ждали ничего хорошего и от Абрамовича, тем более что в конкурсном проекте реконструкции значились парковка и плотная застройка территории. Позже парковку убрали, вместо застройки решили увеличить парковую территорию. Сейчас Новая Голландия занимает в Санкт-Петербурге нишу московского парка Горького, каким он был на момент открытия после реконструкции: комфортное городское пространство мирового уровня.

Музей Фаберже

/Усманов Замир / ТАСС

На реставрацию дворца Нарышкиных – Шуваловых фонд «Связь времен» Виктора Вексельберга привлекла администрация Петербурга в 2006 г., когда здание площадью 4704 кв. м находилось в аварийном состоянии. Работы обошлись фонду в 1,2 млрд руб. Еще $100 млн бизнесмен потратил на знаменитую коллекцию пасхальных яиц работы Карла Фаберже, которую приобрел в 2004 г. у семьи Форбс.

Она и стала ядром собрания расположившегося во дворце Музея Фаберже. А в целом там представлено около 4000 экспонатов.

Почти сразу после открытия музей стал бомбить выставками-блокбастерами. Но их героями становились художники, не имеющие отношения ни к самому Карлу Фаберже, ни к периоду его работы, – Сальвадор Дали, Фрида Кало, Диего Ривера. «Передо мной, как и перед директором любого музея, стоит очень тяжелая задача – привлечь как можно больше посетителей. Завлечь их можно только одним – показать в музее что-то новое и интересное», – объяснял выбор директор музея Владимир Воронченко в интервью «Ведомостям». Стратегия сработала: на выставки Музея Фаберже и в Санкт-Петербурге, и в Москве стояли очереди.

Споров вокруг музея тоже хватает. Роскошное здание неоднократно становилось предметом разбирательств. Этой зимой петербургские защитники архитектуры посчитали реконструкцию Западного флигеля XIX в. незаконной и вредящей архитектурному наследию и пробовали оспорить решения официальных органов в суде. Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга отказался удовлетворять требования активистов, и в августе начался демонтаж флигеля.

Загородные дворцово-парковые ансамбли

/Антон Ваганов / ТАСС

К концу 1990-х значительная часть дворцово-парковых ансамблей в пригородах Санкт-Петербурга пришла в запустение. В преддверии празднования 300-летнего юбилея города в 2003 г. федеральный центр начал выделение беспрецедентно больших средств на восстановление памятников, но большая их часть ушла на реставрацию объектов в центре города.

День в день с юбилеем была закончена только реставрация Константиновского дворца в Стрельне. Что неудивительно – дворец стал северной резиденцией Владимира Путина. Всего за три года (работы начались в 2000 г. после передачи дворца с окружающими землями площадью более 140 га на баланс Управления делами президента) помимо восстановления главного здания на территории парка построили комплекс «Дворец конгрессов», в который также входят гостиница «Балтийская звезда», консульская деревня из 20 коттеджей, павильон переговоров, конюшенный комплекс и пресс-центр. Реконструкция дворца и создание госкомплекса стоили около $330 млн.

Восстановление же других объектов сильно затянулось. Ораниенбаум хотели привести в порядок к его 300-летию в 2011 г. В 2004 г. был создан фонд по восстановлению Ораниенбаума, часть своей зарплаты туда направляли Владимир Путин и Герман Греф, говорила Валентина Матвиенко. В 2007 г. Ораниенбаум вошел в состав ГМЗ «Петергоф», после этого федеральное финансирование увеличилось (и Петергоф, и Ораниенбаум – объекты федерального подчинения). В итоге многолетняя реставрация Меншиковского дворца все же была завершена к юбилею, но в 2014 г. появилась информация, что значительную часть работ необходимо переделать. По одной версии – из-за некачественного исполнения, по другой – из-за тяжелых природных условий (комплекс стоит на подземных ключах). Сейчас окончательным сроком сдачи называют 2023 год. Реставрация Китайского дворца идет поэтапно. В 2018 г. открыли Дворец Петра III, а в 2020 г. планируют закончить Катальную горку.

Дворцы в Гатчине и Павловске – два знаковых исторических памятника, передачи которых в ведение Санкт-Петербурга в числе других добилась в 2008 г. тогдашний губернатор Валентина Матвиенко. Если до 2005 г. на содержание Гатчины ежегодно выделялось по 2 млн руб., то в 2007 г. только на реставрацию было выделено 55 млн, а в 2008 г. – уже 99 млн. Но на реставрацию нужно 5–7 млрд руб., говорил в 2008 г. тогдашний директор музея Никита Батенин. И при существующих объемах финансирования на полное завершение реставрации потребуются годы, а скорее – десятки лет, оценивали в музее.

Тем не менее к 2013 г. отреставрировали парк и парадные залы главного корпуса, Греческую галерею, Ротонду под гербом, Мраморную и Медвежью лестницы Арсенального каре. По словам нынешнего директора Гатчины Василия Панкратова, дворец обретает первоначальный вид: по сравнению с годом открытия восстановлено около трети залов.

Павловск по сравнению с остальными перечисленными объектами находился в неплохом состоянии. Хотя пришедшая в 2011 г. новый директор Вера Дементьева охарактеризовала состояние парка как запущенное: поврежденные павильоны и скульптура, разбитые скамьи, кострища, мусор и даже подобие вещевого рынка. К 2015 г. парку был возвращен исторический облик, отремонтировали дороги и гидротехнические сооружения, закончили реставрацию Большого каскада, Итальянской лестницы, Вольера, Пиль-башни, галереи Гонзаго, Мраморных и Театральных ворот, восстановлены дворцовые оранжереи, отреставрированы внутренние дворцовые интерьеры. Реставрационные работы продолжаются до сих пор.

Завод Hyundai Motor Manufacturing Rus

/Евгений Егоров / Ведомости

Холдинг Hyundai Motor Group построил завод в России одним из последних среди всех глобальных производителей. И добился самых больших успехов. «Корейские компании – как армия: если приказ отдан, все пошли его исполнять. Это причина, почему корейские компании так быстро выросли», – говорил «Ведомостям» Шин Донгбин, руководитель одного из крупнейших корейских чеболей – Lotte. Еще более крупный чеболь Hyundai Motor Group действует точно так же. Корейцы подписали соглашение о строительстве завода с правительством Санкт-Петербурга 17 декабря 2007 г., на следующий год был заложен камень в основание здания завода. И тут разразился глобальный финансовый кризис, в России продажи автомобилей упали вдвое. Но корейцы не стали менять первоначальные планы и замораживать строительство завода, на котором планировалось выпускать автомобили массового сегмента, – понимая, что именно наличие хорошего продукта по хорошей цене в массовом сегменте обеспечит компании быстрый и успешный выход из кризиса.

Завод полного цикла с 45% локализации был официально открыт 21 сентября 2010 г., с января 2011 г. началось массовое производство автомобилей Hyundai Solaris, а в августе того же года – выпуск соплатформенной модели Kia Rio. За 2011 г. завод произвел 139 000 автомобилей Hyundai и Kia, а уже на следующий год перекрыл проектную мощность, собрав более 200 000 автомобилей. В 2016 г. впервые в истории российского автопрома иномарка – Hyundai Solaris – оказалась на первом месте по продажам. В 2017 г. лидером стал ее соплатформенник Kia Rio. В 2018 г. «АвтоВАЗ» вернул себе первое место с новой моделью Vesta и сохраняет его в 2019 г. (теперь в лидерах Granta), но в первой пятерке автомобильных бестселлеров в России – три модели Hyundai и Kia, выпускаемые в Петербурге.

Завод Nokian Tyres во Всеволожске

/Евгений Егоров / Ведомости

Завод финской компании Nokian Tyres во Всеволожске настоящая история успеха и для инвестора, и для региона, предложившего ему свою территорию. Когда исторический завод Nokian Tyres в городе Нокиа исчерпал возможности для расширения и финны задумались о создании новой производственной площадки, они выбирали из 35 стран. И остановились на России – в том числе из-за географии: от Нокиа до Всеволожска всего несколько часов езды.

Завод в Финляндии остался центром разработки новых технологий. А новый центр массового производства переместился во Всеволожск. Уже через шесть лет после открытия завода во Всеволожске в России выпускалось почти вдвое больше шин Nokian, чем в Финляндии: 11 млн против 6 млн.

«Когда мы задумывали строительство, то могли рассматривать Россию в таком качестве только в очень смелых мечтах. Но они сбылись гораздо раньше, чем мы планировали», – говорил «Ведомостям» в 2011 г. Ким Гран, занимавший тогда должность президента Nokian Tyres. Чтобы привлечь и удержать работников на своем российском предприятии, финны построили неподалеку от Всеволожска жилой комплекс Hakkapeliitta Village: четыре пятиэтажных и три семиэтажных дома на 343 квартиры.

Все эти годы Nokian Tyres продолжала реинвестировать в свой российский завод, и Всеволожск стал безоговорочно крупнейшей производственной площадкой для финнов: теперь здесь выпускается более 80% шин Nokian для легковых автомобилей и внедорожников. Россия же является и крупнейшим рынком сбыта для Nokian, но здесь доминирование не столь явное: за три квартала 2019 г. глобальные продажи концерна составили 1120,1 млн евро, на долю России пришлось 230,4 млн евро.

И Nokian Tyres продолжает набирать людей в России: на конец сентября 2019 г. число сотрудников российского подразделении концерна превысило 1600.

Кластер медицинской и фармацевтической промышленности

Биокард /BIOCAD

Кластер медицинской и фармацевтической промышленности появился в Санкт-Петербурге в 2010 г. Местные власти поставили себе амбициозную задачу: создать условия, чтобы резиденты кластера – и новички, и гиганты отрасли – не просто размещали там производства, а разрабатывали новые продукты.

Но за резидентов пришлось побороться. Создание региональных фармацевтических кластеров в России в начале 2010-х – своего рода дань моде. Во многом связанная с интересом к отрасли государства, сделавшего лекарственную безопасность страны одной из главных целей. Все это привело к тому, что у компаний-производителей образовался в общем-то неплохой выбор – сразу несколько регионов объявили о создании фармацевтических кластеров. Но у Санкт-Петербурга было преимущество – наличие профильного вуза, Химико-фармацевтической академии. Например, компания Novartis три года искала площадку для строительства своего завода в России и сделала выбор в пользу Санкт-Петербурга. А одним из ключевых критериев стало наличие в регионе высококвалифицированных кадров, которые могли бы работать на заводе, рассказывал занимавший тогда пост гендиректора компании Джозеф Хименез «Ведомостям».

Всего же властям Санкт-Петербурга удалось привлечь в кластер почти 200 компаний, в том числе свои исследовательские центры разместили в нем «Биокад» – один из крупнейших российских разработчиков и производителей лекарств – и «дочки» производителя инсулинов «Герофарма».

Завод Ford во Всеволожске

/Евгений Егоров / Ведомости

Ford Motor Co. стала первым глобальным автопроизводителем, который отважился построить завод полного цикла в России и выпускать на нем современную модель – Focus. И сорвала куш. Продажи Focus, собранных на заводе во Всеволожске, начались осенью 2002 г., и уже по итогам того года американский автомобиль ворвался в тройку самых популярных в своем классе. А еще через девять месяцев Ford Focus стал абсолютным бестселлером среди иномарок в России, обогнав многолетнего лидера Daewoo Nexia. При том что цены на Nexia начинались с $7900, а на Focus – с $11 600.

Ford принес в Россию не только современные технологии, но и, сам того не желая, современное профсоюзное движение – рабочие всеволожского завода узнали, как работают профсоюзы на заводах Ford в других странах, и организовали свою профсоюзную ячейку. Из которой со временем вырос влиятельный Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА). Настолько влиятельный, что в январе 2019 г. Санкт-Петербургский городской суд удовлетворил иск прокурора города о ликвидации МПРА как якобы иностранного агента. Но в мае того же года Верховный суд отменил это решение.

С 2006 г. профсоюз несколько раз останавливал производство во Всеволожске, требуя улучшения условий труда для рабочих. Но не эти действия стали причиной последовавших неудач Ford в России: новые легковые модели оказались намного менее популярными, а многолетний экономический кризис подорвал покупательную способность россиян. Как следствие, в 2018 г. Ford смог продать в России лишь 53 234 легковых и коммерческих автомобиля, при том что суммарная мощность трех его российских заводов составляла 360 000 машин в год. И в 2019 г. было принято решение о закрытии двух из трех заводов компании, в том числе всеволожского.

Местные частные банки

/Екатерина Кузьмина / Ведомости

Банковский рынок Петербурга за 20 лет пережил разные стадии – от роста и расцвета через консолидацию к интеграции и растворению в крупных федеральных игроках. В результате заметных местных банков в городе практически не осталось. Исключением можно считать АБ «Россия» и банк «Санкт-Петербург», который вышел на биржу в 2007 г.

К этому времени Промышленно-строительный банк уже стал частью ВТБ, который предусмотрительно встал на налоговый учет в Петербурге (кампанию по увеличению доходов бюджета Валентина Матвиенко начала вскоре после избрания губернатором в 2003 г.). «КИТ-финанс» продолжал наращивать ипотечный портфель в обеих столицах, пока осенью 2008 г. из-за неудачной сделки с акциями «Ростелекома» не оказался на грани банкротства и не перешел под контроль структур РЖД. Покупку банков на Северо-Западе активно вел «МДМ банк» Андрея Мельниченко. Входивший в его группу Петровский народный банк потом стал частью группы ВЕФК Александра Гительсона, а после санации перешел банку «Открытие».

На следующем этапе главную роль в процессах укрупнения взяли на себя Центральный банк и АСВ. В августе в 2014 г. Балтийский банк был передан на санацию Альфа-банку. В 2015 г. МФК стал санатором банка «Таврический», а «Абсолют банк» получил Балтинвестбанк (до 2003 г. назывался Балтонэксимбанк, был известен близостью к петербургской администрации). А в конце 2018 г. лишился лицензии Международный банк «Санкт-Петербург» бывшего сенатора (2008–2013 гг.) Сергея Бажанова.

Объем банковского бизнеса в Петербурге один из участников рынка в 2017 г. оценивал как 10% от московского. По его словам, клиенты, которые обслуживались в местных банках, привыкли, что с владельцами всегда можно «переговорить по всем вопросам». Воспользоваться такой возможностью все сложнее. Однако и петербургских частных компаний уже недостаточно, чтобы поддерживать на плаву местные банки. С другой стороны, обилие сделок можно считать показателем качества банковской системы. Как и десант банковских менеджеров из Северной столицы, нашедших себя в Первопрестольной.

Завод General Motors

/Максим Стулов / Ведомости

2007-й и 2008-й стали лучшими годами для бизнеса General Motors в России. В 2007 г. доля рынка GM в России достигла исторического максимума – 15,8%, компания продала в нашей стране 260 000 машин. На следующий год продажи подскочили до 338 000 автомобилей – российский рынок бурно рос, – но доля рынка GM сократилась до 11,7%. В том же году американская компания открыла завод в Петербурге мощностью 100 000 автомобилей в год, его строительство обошлось примерно в $300 млн. Выйти на проектную мощность заводу так и не было суждено: осенью 2008 г. разразился мировой финансовый кризис, продажи автомобилей рухнули. (По итогам 2008 г. в России все-таки был отмечен рост по сравнению с 2007 г. – слишком хороши были продажи в первом полугодии, – но в 2009 г. падение составило 49%: в том году было продано даже меньше машин, чем в 2007 г.)

Ситуация для General Motors в России усугублялась тем, что в США обанкротилась материнская компания, ее контролирующим акционером стало американское правительство, а руководство компании несколько раз менялось. С того самого 2009 года доля рынка GM в России никогда больше не достигала 10%, скатившись до 7,6% в 2014 г. В том же году производство на петербургском заводе рухнуло на 64% до 36 708 машин, хотя весь российский рынок сократился только на 10%.

В первом полугодии 2015 г. доля рынка скукожилась до 4,5%. К тому же у петербургского завода GM была низкая степень локализации, и американское руководство концерна решило, что дешевле будет закрыть завод в Петербурге и прекратить сборку в Калининграде, чем продолжать инвестировать в рынок с неясными перспективами. На реструктуризацию своего бизнеса в России GM собиралась потратить около $600 млн.

JFC

/JFC

Уроженец Самары Владимир Кехман превратил Санкт-Петербург в «банановую столицу России»: основанная им в 1994 г. в городе на Неве компания JFC на пике своего бизнеса обеспечивала 40% поставок этих плодов в страну.

JFC импортировала бананы из Эквадора, построила сеть терминалов для дозревания бананов в крупнейших российских городах. Компания работала с рентабельностью 1–3% на банковских кредитах «и это полностью нас устраивает», говорил Кехман в интервью «Ведомостям» в 2003 г. JFC успешно преодолела кризис 2008–2009 гг., разоривший двух ее главных конкурентов Sunway и Sorus, но не смогла пережить «арабскую весну» 2011 г. – 30% продаж JFC приходилось на Южное Средиземноморье. Руководство группы объясняло кредиторам, что из-за свержения правительств стран Северной Африки и последовавших беспорядков продажи бананов в регионе рухнули, избыток бананов компания привезла в Россию, из-за чего здесь на них упали цены.

Это привело к проблемам с обслуживанием долга в I квартале 2012 г., и в феврале того же года ЗАО «Группа джей эф си» было вынуждено подать требование признать себя банкротом. Выяснилось, что совокупные долги JFC превышают 17 млрд руб., из них по 9,2 млрд кредитов личные поручительства давал Кехман. Крупнейшими кредиторами оказались Сбербанк и Райффайзенбанк.

Дальше была многолетняя сага о банкротстве, включавшая уголовное дело по обвинению основателя JFC и его топ-менеджеров в особо крупном мошенничестве в сфере кредитования, поиск имущества Кехмана и его реализацию на торгах – от яхты и «роллсройса» до запонок за 260 000 руб. и портрета Кехмана стоимостью 12 000 руб. В отличие от многих оказавшихся несостоятельными бизнесменов, сбежавших из России с остатками былых богатств, Кехман остался в стране. И переквалифицировался – нет, не в управдомы, а в театрального деятеля. Но это уже другая сага.