ВЭБ хочет передать оборудование «Ангстрем-Т» государству

После этого оно сможет вложить миллиарды в развитие микроэлектроники
ВЭБ.РФ ищет, с кого взыскать долги «Ангстрема» /Дмитрий Астахов / TASS

Госкорпорация ВЭБ.РФ требует 90 млрд руб. от зеленоградского завода микроэлектроники АО «Ангстрем», указано в картотеке судебных дел. Завод выступал поручителем «Ангс­трем-Т» по кредиту на 815 млн евро, объяснил представитель ВЭБа, – этот кредит привел «Ангстрем-Т» к банкротству. В 2008 г., когда выдавался кредит, «Ангстрем» владел 54% «Ангстрем-Т».

АО «Ангстрем» создает чипы, микросхемы, RFID-метки, но их элементы – технологическими размерами от 500 нм, указано на его сайте. ВЭБ кредитовал «Ангстрем-Т» на покупку оборудования у производителя микропроцессоров AMD и строительство завода микросхем по технологии 130 и 110 нм. Правда, в 2018 г., когда «Ангстрем-Т» перешел под контроль ВЭБа, он освоил лишь технологию 250 нм, говорил представитель завода.

Иск к поручителю – стандартная процедура, рассказывает конкурсный управляющий Евгений Семченко, если должник погасит все обязательства или стороны придут к мировому соглашению, то претензии к поручителю могут быть сняты. Если должник погасит часть долга, то поручителю придется оплатить остаток.

Для «Ангстрема» 90 млрд – неподъемная сумма. Его выручка в 2018 г. – 2,8 млрд руб. при убытке 478 млн. Основной владелец завода неизвестен. На 36% он принадлежит «Элементу» – СП «Ростеха» и АФК «Система» в микроэлектронике, это подтверждает представитель «Элемента». По его словам, мажоритарный пакет принадлежит структурам, не связанным с «Элементом», но он не уточнил, каким. Согласно отчету «Ангстрема» за II квартал 2019 г., на 3 июня 2019 г. 25% принадлежали «Ангстрем инвесту» (сейчас ликвидируется, принадлежал Дмитрию Матвееву, связаться с ним не удалось), еще 25% – «Контрактфинансгрупп» (информации о бенефициарах нет). Человек, знающий об этом от акционера «Ангстрема», утверждает, что 50% плюс 1 акция завода принадлежат «Альтернативе капитал» – структуре экс-министра связи Леонида Реймана, бывшего члена совета директоров «Ангстрема» и владельца «Ангстрем-Т». Подтвердить это не удалось.

«Ангстрем» – стратегическое предприятие, в силу статуса приостановить его деятельность нельзя, объясняет представитель ВЭБа. Если суд признает обоснованными обязательства завода перед ВЭБом, но он не сможет по ним расплатиться, вопрос перехода «Ангстрема» в собственность ВЭБа за долги нужно будет решать с профильными ведомствами, продолжает он. Каждая компания в сфере микроэлектроники – стратегически важный актив, потому что строить «цифровую экономику» на иностранных чипах недальновидно и небезопасно, указывает гендиректор завода «Микрон» Гульнара Хасьянова.

«Ангстрем-Т» признан банкротом 28 октября 2019 г., открыто конкурсное производство, указано в судебной картотеке. По данным отчета арбитражного управляющего по итогам процедуры наблюдения, на 1 ноября 2019 г. требования кредиторов, включенных в реестр, составили 99,2 млрд руб. Из них 97,5 млрд приходится на ВЭБ. В ходе конкурсного производства ВЭБ хочет получить оборудование «Ангстрем-Т» и передать его государству для развития отрасли, добавил представитель ВЭБа, отказавшись уточнить детали. Конкурсный управляющий не ответил на запрос.

При банкротстве основной кредитор (у которого больше половины долгов компании) в любой момент до конца конкурсного производства может выкупить долги других кредиторов или заключить мировое соглашение от лица всех кредиторов, объясняет Семченко, но суд обязан проверить, соблюдает ли соглашение интересы всех кредиторов, а сами кредиторы могут оспорить мировое соглашение. Мировое соглашение подразумевает, что все разногласия между кредитором и должником сняты, и освобождает поручителя от ответственности, добавляет Семченко.

Рейман пытается войти в реестр кредиторов «Ангстрем-Т». Через «Альтернативу капитал» и другую свою структуру он требует с завода 3,9 млрд руб., но суд откладывает рассмотрение заявлений от этих компаний. Новые заседания назначены на февраль 2020 г. Лично Рейман потребовал от завода еще 423,9 млн руб., апелляционный суд с ним согласился, но арбитражный управляющий подал кассационную жалобу – она пока не рассмотрена.

Государство обещало поддержать «Ангстрем-Т». Правительство выделит на это 21 млрд руб., говорил в мае 2019 г. председатель ВЭБа Игорь Шувалов. В сентябре вице-премьер Юрий Борисов уточнил, что в капитал завода из бюджета внесено $300 млн, а второй этап развития «Ангстрем-Т» предполагает расширение производства с инвестициями до $1 млрд из бюджета. Такая сумма на развитие микроэлектроники выделена в бюджете, подтверждает представитель Борисова, но этого «совершенно недостаточно и мы выступаем за кратное увеличение вложений в развитие такой стратегически важной для страны отрасли». Представитель Минпромторга сказал лишь, что «Ангстрем-Т» финансируется из закрытой части бюджета. Представитель ВЭБа напомнил, что банкроты не имеют права получать бюджетные деньги. Однако выход из банкротства полным погашением долгов или через мировое соглашение полностью реабилитирует компанию, в том числе она сможет снова получать бюджетные средства, добавляет Семченко.

Представитель «Ангстрема» отка­зался от комментариев, Рейман и «Ангстрем-Т» не ответили на запросы.

В подготовке статьи участвовали Екатерина Литова, Ольга Петрова