Прямые иностранные инвестиции вернулись на стабильный уровень

После почти пятикратного провала в 2018 году
Рост прямых иностранных инвестиций восстановился после провала 2018 г. /Андрей Гордеев / Ведомости

В 2019 г. иностранцы инвестировали в российские нефинансовые компании более $26,9 млрд. Это в 4,6 раза больше, чем годом ранее ($5,9 млрд), по данным Центробанка, и чуть меньше, чем в 2017 г. ($27,1 млрд). Чистый приток инвестиций в российскую экономику (разница между входящими и исходящими прямыми инвестициями) составил всего $0,6 млрд, но это первый положительный результат с 2016 г. В 2018 г. чистый отток превысил $23,7 млрд – рекорд с 2014 г. Полной картины о прямых иностранных инвестициях статистика ЦБ не дает: в ней нет данных о банках. Кроме того, ЦБ в будущем может пересмотреть цифры.

В 2018 г. инвестиции упали из-за геополитических рисков и беспокойства бизнеса, что возможны новые ограничения, говорит главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой.

Из-за санкционных рисков иностранные компании перестали инвестировать в Россию, подтверждает главный экономист «Нордеа банка» Татьяна Евдокимова.

2018 год был аномальным – выросла нервозность бизнеса, напоминает главный экономист ING по России Дмитрий Долгин.

Управление по иностранным инвестициям США (OFAC) в апреле 2018 г. опубликовало новый список компаний, сотрудничество с которыми запрещено американским гражданам и компаниям, в списке оказался и крупный российский бизнес, в том числе UC Rusal и En+. Нерезиденты начали избавляться от российских активов: с 6 по 10 апреля 2018 г. индекс РТС упал на 11,8%, индекс Мосбиржи – на 4,7%, рубль – на 8% к доллару, а доходность 10-летних ОФЗ подскочила с 7,07 до 7,59% годовых. Паника повторилась в конце лета, когда стало известно о новых возможных санкциях – запрете на покупку нового госдолга и ограничении долларовых операций госбанков: индекс РТС упал на 7,9%, Мосбиржи – на 1,6%, рубль к доллару – на 6,7%. За 2018 г. индекс MSCI Russia снизился на 7,1%.

В 2019 г. геополитические опасения заметно ослабли, рисков стало меньше, а глобальный рост замедлился, повысив неопределенность инвестиций за рубежом, перечисляет Полевой. По словам Евдокимовой, прямые иностранные инвестиции вернулись к показателям 2015–2017 гг. В спокойные годы валовые прямые инвестиции в нефинансовый сектор составляли $20–30 млрд ежегодно, подтверждает Долгин: «Мы вернулись на нормальную траекторию».

Однако схожим был и валовой отток, и 2019 год в этом смысле не исключение, говорит Долгин: «Говорить о нетто-притоке новых прямых иностранных инвестиций не приходится».

Цифры по-прежнему существенно ниже тех, что были до 2014 г., сетует Евдокимова.

Сейчас градус санкций только растет и эти средства – не настоящие иностранные, например от инвесторов США, а опосредованно российские, например от холдингов, которые зарегистрированы не в России, но контролируются людьми с прямыми российскими интересами, считает директор финансового центра «Сколково – РЭШ» Олег Шибанов. Скорее всего, статистика характеризует направление финансовых потоков между компаниями и их акционерами, зарегистрированными за рубежом, подтверждает Долгин.

С 2014 г. на приток инвестиций в Россию влияла глобальная борьба с офшорами. В 2018 и 2019 гг. ничего фундаментального не происходило, говорит партнер по международному налогообложению компании «Кроу экспертиза» Рустам Вахитов, но, возможно, на баланс повлияло общее ужесточение деофшоризации и амнистия капитала – из-за ликвидации иностранных кошельков деньги пошли напрямую в Россию.