Инвестиционные проекты могут остаться в 2020 году без денег

Чиновники решают, стоит ли расходовать фонд национального благосостояния
Непонятно, есть ли вообще спрос на деньги фонда национального благосостояния /Денис Абрамов / Ведомости

Чиновники могут отложить инвестирование накопленных в фонде национального благосостояния (ФНБ) резервов. До сих пор они рассчитывали с 2020 г. вкладывать примерно по 300 млрд руб. из ФНБ в разные проекты ежегодно. Но о возможном переносе таких инвестиций 13 марта предупредил первый вице-премьер Андрей Белоусов на встрече с бизнесом. «Цена на нефть сейчас ниже цены отсечения – $42 с небольшим за баррель. Поэтому я, честно говоря, сомневаюсь, что будут тратиться средства ФНБ», – сказал он. Окончательного решения нет, все зависит от того, превысит ли ликвидная часть ФНБ после сделки по покупке Сбербанка у ЦБ и продажи валюты 7% ВВП, объясняет федеральный чиновник. Инвестирование средств ФНБ будет рассматриваться с учетом необходимых накопленных ликвидных средств, говорит представитель Минфина.

Сейчас по бюджетному правилу власти не накапливают, а продают резервы: нефтегазовые доходы при цене на нефть выше $42,4 за баррель поступают в резервы, а когда цена на нефть опускается ниже, ЦБ продает накопленную в ФНБ валюту. После того как Россия вышла из соглашения с ОПЕК о сокращении добычи нефти, цены на нее рухнули ниже цены отсечения бюджетного правила. В ближайшее время они останутся в диапазоне $30–40 за баррель, считают аналитики, опрошенные Reuters. При ценах на нефть около $35 за баррель придется жить достаточно долго, предупреждал Белоусов. А министр энергетики Александр Новак считает, что до $40–45 за баррель цены могут вырасти только во второй половине года.

Вкладывать накопленные в ФНБ резервы в проекты власти могут, когда ликвидная часть фонда достигнет 7% ВВП. Такая возможность должна появиться у правительства в этом году. На 1 марта 2020 г. в ФНБ было 8,2 трлн руб., из них ликвидная часть – 6,6 трлн руб. При этом девальвация рубля приводит к росту ФНБ в рублевом выражении. Общий размер поступлений вырос, исходя из переоценки ФНБ, говорил министр финансов Антон Силуанов.

Но в 2020 г. чиновникам предстоит потратить часть накопленного в ФНБ на покупку Сбербанка у ЦБ. Также чиновники рассчитывают забрать из ФНБ около 600 млрд руб., чтобы профинансировать расходные обязательства, говорил Силуанов, хватит средств и на сделку. Даже с учетом финансирования дефицита (0,9% ВВП) и покупки пакета Сбербанка в резервных активах ФНБ останется более 7% ВВП на конец года, заверил замминистра финансов Владимир Колычев. Каждый доллар за баррель нефти ниже среднегодовой цены $50 за баррель означает дефицит бюджета в $2 млрд в год, отмечает главный экономист ING Дмитрий Долгин, тогда как ликвидных средств ФНБ сейчас $150 млрд. Сделка со Сбербанком – исключение, средства от продажи вернутся в бюджет, продолжает он.

В конце 2019 г. Минфин предлагал вкладывать накопленные резервы во внутренние инфраструктурные проекты, а часть средств потратить на кредиты другим государствам для покупки российской продукции. Взамен Минфин ждал собственных вложений в проекты.

Нужно понять, будут ли вообще компании в этом году выполнять инвестиционные планы: сейчас из-за слабого спроса стимулы для инвестиций сократились, говорит директор Центра развития Высшей школы экономики Наталья Акиндинова. Более актуальная повестка для правительства сегодня – поддержка текущего спроса, так как прогнозируется очередное падение доходов и сильное сокращение деятельности или вообще остановка работы в отдельных секторах, объясняет она. В условиях сильного падения цен на нефть приоритеты ФНБ смещаются в сторону финансирования дефицита бюджета, согласен Долгин.

Вряд ли сейчас нужны деньги ФНБ и бизнесу. Большого спроса со стороны инвесторов в инфраструктуру на средства ФНБ при текущих условиях их предоставления нет, рассказывает партнер EY Дмитрий Ковалев. Если такие деньги будут предложены на условиях возвратности и платности на уровне, например, доходности ОФЗ, условия вряд ли будут востребованы и нужны рынку, говорит он. Разность в ставках между доходностью ОФЗ и займами для качественного проекта с квалифицированными акционерами – 1–2% годовых, но с учетом сложностей с получением этих денег, транзакционных издержек и рисков, ассоциированных с деньгами ФНБ, на этапе реализации проекта деньги становятся менее интересными, а некачественные проекты просто не смогут их получить, объясняет Ковалев. Из-за падения цен на нефть вряд ли будут готовы получить средства ФНБ и экспортно-ориентированные сырьевые компании: они могут пересмотреть потребность в инвестиционных проектах, что повлияет и на интерес к средствам ФНБ, говорит партнер PwC Михаил Баженов.