Возможная череда изоляционных режимов грозит потерей 10% российского ВВП

Ограничения будут возобновляться до появления вакцины от коронавируса, считают аналитики BCG
Российская экономика упадет на 10% при развитии эпидемии коронавируса по сценарию «тяни-толкай», отмечают аналитики BCG /Андрей Гордеев / Ведомости

После открытия экономики могут последовать новые ограничения ‒ из-за повторных волн заболеваемости до появления вакцины вплоть до 2021 г. Об этом предупреждают аналитики Boston Consulting Group (BCG), называя именно такой сценарий «тяни-толкай» наиболее вероятным из четырех вариантов развития кризиса. 

Пандемия быстро не отступит, а экономическая активность будет следовать за эпидемической ситуацией, предупреждает управляющий директор и партнер BCG Сергей Перапечка: нужно учиться жить и работать в режиме «тяни-толкай». В случае реализации именно такого сценария российский ВВП может упасть на 7‒10%. Экономике придется перейти к «контролируемому риску» ‒ открываться и закрываться в зависимости от числа заболевших людей. Продолжительный режим ограничений в свою очередь будет приводить к дальнейшему сокращению сферы услуг, ритейла, производства и оптовой торговли, а также падению спроса на недвижимость и товары длительного пользования. 

Основной индикатор начала именно такого сценария ‒ волна банкротств малого и среднего бизнеса. По данным мониторинга Центра стратегических разработок, 250 компаний, больше трети организаций почти из всех отраслей, рискуют обанкротиться. Если реализуется сценарий «тяни-толкай», аналитики советуют даже после отмены ограничительных мер продолжать расширять мощности медицинских учреждений, а также заранее предупреждать о следующих ограничениях, чтобы бизнес мог подготовиться. 

Прогнозы чиновников более оптимистичны. Министр финансов Антон Силуанов оценивал падение ВВП в 2020 г. на 5%. Такой же прогноз у Минэкономразвития (министерство внесло его в правительство 20 мая). По оценкам ЦБ, если начать снимать ограничения во II квартале, ВВП может сократиться на 4‒6%, говорилось в его апрельском докладе о денежно-кредитной политике.

Кроме сценария серии новых ограничительных мер BCG указывает еще на три варианта развития событий: «отскок» ‒ вирус удастся остановить с первого раза (в таком случае экономика упадет на 4‒6%), «критический спад» ‒ из-за затяжного кризиса начинается масштабный кризис в экономике и она упадет на 10‒15%, «вторые 90–е» ‒ это самый маловероятный сценарий затяжной мировой рецессии.

В борьбе с кризисом решающее значение будет иметь господдержка, пишут аналитики BCG, и не только в виде субсидий, займов и прямых выплат, но и снижения налогов и платежей. Сейчас Россия постепенно переходит от «китайского» варианта поддержки экономики (налоговые льготы и отсрочки, ограниченные прямые субсидии) к «немецкому», который предполагает субсидирование расходов бизнеса на зарплаты при условии сохранения занятости и льготные кредиты. 

Прочности фонда национального благосостояния (ФНБ) хватит на покрытие дефицита бюджета и поддержку малого и среднего бизнеса в течение более чем года в случае использования именно «немецкого» варианта, считает управляющий директор и старший партнер BCG Владислав Бутенко. К концу 2020 г. ликвидная часть ФНБ составит 7% ВВП (с учетом продажи акций Сбербанка правительству), оценивали эксперты ЦМАКП и призывали увеличить бюджетные расходы на антикризисную поддержку экономики минимум на 3,3 трлн руб. в том числе за счет средств фонда (свои расчеты аналитики проводили до объявления третьего «антикризисного пакета» мер поддержки экономики). 

Но пока прямая поддержка российской экономики существенно меньше, чем в развитых странах (около 3% ВВП против средних 12%), пишет BCG. Правительство разрабатывает новые способы вывести экономику из кризиса. Однако сейчас никто не может ответить на вопрос, какую экономику создадут меры поддержки, отмечают аналитики BCG: это будет зависеть и от того, как Россия использует текущее время для развития высокотехнологичного сектора и сможет ли занять освободившиеся ниши, появившиеся при сломе цепочек глобальных поставок.