Коронакризис и диагностированные Марксом болезни капитализма

Почему его идеи о крахе капитализма до сих пор будоражат умы
Wikipedia

Пандемия коронавируса спровоцировала активную дискуссию о современных экономических и социальных структурах. Экономисты и политики заговорили о конце эпохи индивидуализма, формировании нового образа жизни, и все громче начинают звучать голоса, предсказывающие гибель капитализма. И среди них – голос экономиста, который еще в XIX веке доказывал неизбежность самоуничтожения капитализма и его замены социализмом. Его имя известно даже самым далеким от экономики людям ­– Карл Маркс. Как писал историк экономической науки Марк Блауг, Маркса «хоронили тысячекратно, но он сопротивляется всякий раз, когда его пытаются отослать в интеллектуальное прошлое <…>. Сейчас никто не ратует за Адама Смита или Рикардо, но по-прежнему поднимается кровяное давление, как только Маркс становится предметом исследования». Для жителей России, где идеи Маркса об освобождении людей от принуждения были превращены в идеологическую основу тоталитарной системы, это особенно верное замечание.

Предрекая капитализму самоуничтожение, Маркс посвятил свою жизнь изучению его проблем. И они сохраняются – бездумное индивидуалистическое стремление к материальному процветанию, рост неравенства и маргинализация целых групп населения, ухудшение экологии и изменение климата. И поскольку Маркса интересовали главным образом долгосрочное развитие и трансформация капиталистической системы, стоит задуматься, не помогут ли его работы лучше понять очередной кризис капитализма и использовать его для перехода к более жизнеспособной системе, сконцентрированной на человеке, а не на прибыли.

Законы движения капитализма

Сформулированные Марксом «законы движения капитализма» Блауг называл «захватывающими почти с любой точки зрения». Обреченность капитализма Маркс доказывает на основе выработанных им общих законов исторического материализма. Он был убежден, что капиталистическая система из-за разрывающих ее внутренних противоречий будет все хуже справляться с задачей обеспечивать непрерывное процветание и счастливую жизнь. В его трудах можно найти разные доказательства этой изначальной слабости капитализма. Мы выделим четыре из них.

1.   Капитализм обречен, потому что постепенно исчерпает свой творческий потенциал и, достигнув его предела, неизбежно придет к технологическому застою. Иными словами, капиталистическая экономика движется к своему неизбежному концу по мере снижения предельной производительности.

2.   На определенном этапе появится другая система, которая обеспечит более динамичный рост и прогресс. Это позволяет достичь пускай и не оптимальной, но исключающей застой траектории развития. Именно это, по мнению политолога Юна Эльстера, демонстрирует капитализм на протяжении всего своего существования – «непрерывные и фактически ускоряющиеся технологические изменения <…> даже после возникновения в нем противоречия [между производительными силами и производственными отношениями]».

3.   Капиталистической системе свойственны макроэкономические дисбалансы. Все активнее будет расти безработица, недоиспользованность производственных мощностей, все более разрушительными будут сбои на товарных рынках. Присущий рыночным решениям недостаток координации будет приводить к дисбалансу и недостатку платежеспособного спроса.

4.   Маркс верил, что при капитализме производственные силы общества используются нечеловечным, негуманным образом. «По мере того как человечество подчиняет себе природу, человек становится рабом других людей либо же рабом своей собственной подлости, – писал Маркс. – <…> Все наши открытия и весь наш прогресс как бы приводят к тому, что материальные силы наделяются интеллектуальной жизнью, а человеческая жизнь, лишенная своей интеллектуальной стороны, низводится до степени простой материальной силы».

Выделить один-единственный тезис, который наилучшим образом соответствует взглядам Маркса, задача не из простых: среди его работ можно найти аргументы в поддержку каждого из них. Мы попытаемся это сделать, отделив, по выражению Блауга, «Маркса – классического экономиста от ленинизированного его образа».

Капитализм погибнет, исчерпав свой творческий потенциал. Тезис 1

Первое объяснение неизбежной гибели капитализма выглядит наименее убедительным. Маркс не был предшественником современных «коллапсионистов» (от англ. collapse – разрушение, гибель, крах), для которых капиталистическая или рыночная система находится на пути к краху.

Из его доказательств изначальной обреченности капитализма трудно составить последовательную картину. Достаточно вспомнить его известные законы падения нормы прибыли и растущего обнищания рабочего класса при капитализме. Мрачные прогнозы Маркса о неизбежном крахе капитализма основаны на убеждении, что капиталисты, движимые «страстью к накоплению», склонны все активнее использовать инновации, позволяющие экономить на издержках. Это приводит, по его мнению, к снижению темпов роста вознаграждения как за капитал, так и за труд. Однако очень сложно представить технический прогресс, неблагоприятно влияющий на прибыль. Это означало бы, что прирост капитала на одного работника одновременно приводил бы к его дальнейшему уменьшению. Блауг называл «фатальной слабостью марксистской теории накопления капитала» утверждение, что «инвестиционная активность иссякает не потому, что было слишком мало трудосберегающих инноваций, а потому, что их было слишком много. Подобный вывод трудно подтвердить в любой конкурентной экономике».

…и уступит место социализму. Тезис 2

Маркс утверждал, что экономическая система умирает, только когда другая система организации экономики и общества сможет обеспечить более быстрый прогресс. Он подчеркивал, что капитализм является исключительно мощной системой в условиях дефицита и бедности, пусть даже прогресс подчиняется жажде прибыли, а способности человека развиваются «односторонним образом». Но тем самым капиталистическая система сама создает условия для своей гибели. На более поздних этапах развития капитализма уровень удовлетворения потребностей настолько высок, что инновации стихийно «вступают в свои права как часть общей самореализации личности». И для капитализма приходит время уступить место системе, которая поможет человеку полностью раскрыть свои способности.

При этом Маркс считал капитализм необходимым этапом на пути к социализму, который должен возникнуть на базе продвинутой стадии материального процветания. «Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества», – писал Маркс в предисловии к своей работе «Критика политической экономии».

Если социализм устанавливается после феодальной системы, то есть минуя капиталистическую, он потерпит неудачу. Как свидетельствуют предисловие Маркса к русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» и его письмо Вере Засулич, Маркс никогда не поддерживал популистский взгляд на особый русский путь к социализму. Он указал на романтическую идеализацию русскими народниками бывшей сельской общины, которая, по их мнению, могла стать основой для социализма в России. Это объясняет, почему Маркс изначально не хотел поддерживать революционные силы. Только под давлением революционеров он, в конце концов, согласился изменить свою доктрину, чтобы не упустить возможность эксперимента с социализмом в России и не разочаровать своих сторонников в стране.

Дисбалансы капитализма. Тезис 3

Маркс утверждал, что кризисы перепроизводства все сильнее поражают капиталистическую систему: стремясь максимизировать прибыль, капиталисты наращивают  производство, экономя на зарплатах рабочих, что приводит к падению спроса. Однако у Маркса не найти доказательств тому, что капитализму свойственно хроническое отсутствие платежеспособного спроса. При этом он утверждает, что капиталисты движимы «страстью к накоплению» и автоматически реинвестируют всю прибыль независимо от предполагаемого дохода. Поэтому в мире Маркса невозможны проблемы, связанные с отсутствием инвестиционных стимулов.

Болезни капитализма. Тезис 4

Что сохраняет свою актуальность, так это мысли Маркса о том, что при развитом капитализме усиливается духовное отчуждение. Эта проблема капитализма требует особого внимания, так как автоматизация производственных процессов и быстрое распространение роботов приводят к глубоким изменениям в трудовых отношениях. Под воздействием вызванного COVID-19 кризиса компании, вероятно, будут еще активнее наращивать автоматизацию, чтобы свести к минимуму контакты людей на рабочем месте. Это  будет способствовать росту неравенства не только между владельцами капитала и работниками, но и между высококвалифицированными и низкоквалифицированными работниками.

Неравенство также увеличивается из-за быстро растущей экономической концентрации, особенно активной в последние десятилетия. Так, в Соединенных Штатах на 20 компаний приходится примерно четверть всей прибыли, в Индии всего несколько компаний зарабатывают почти 70% общей прибыли по сравнению с 14% три десятилетия назад. Все больше товарных рынков в Индии, на которых монополии или дуополии получают 80% всей прибыли (Economist, 2020, 23-29 мая).

Маркс предвидел такие явления, указывая, что крупные фирмы накапливают капитал быстрее, чем мелкие. Они могут использовать более совершенные машины и повышать отдачу благодаря эффекту масштаба. Они обладают привилегированным доступом к рынкам капитала и кредитной системе, которая, по выражению Маркса, «становится новым и ужасным оружием в борьбе с конкуренцией и в конечном итоге превращается в огромный социальный механизм централизации капиталов». Все эти преимущества, позволяют крупным корпорациям захватывать более мелкие компании.

Это предсказание Маркса, возможно, одно самых значимых в его наследии. Защита конкуренции относится к числу областей, где вмешательство государства наиболее необходимо. К сожалению, в таких странах, как например США и Индия, антимонопольное регулирование не только слабое или плохо соблюдается, но и само государство активно поддерживает крупные корпорации. В Индии многие крупные компании принадлежат (хотя бы частично) государству, в США же Конгресс и правительство склонны потворствовать корпорациям, которые обладают значительной лоббистскими возможностями и отвечают политикам взаимностью, финансируя их избирательные кампании. Это подтверждает мнение Маркса о том, что капиталистическое государство является инструментом крупной буржуазии, хотя сам он часто указывает, что описанные им процессы – результат исключительно рыночной конкуренции. В то же время, впечатляющие достижения Европейского союза в области антимонопольной политики показывают, что возможны и другие сценарии.

Мы ничего не сказали об изменении климата. Причина проста: здесь, кажется, Марксу нечему нас учить. Он жил в мире, где эксплуатация природы, казалось, не создавала серьезных проблем или не сталкивалось с препятствиями. Но связь с его идеями все-таки может быть прослежена, особенно если мы согласимся с утверждением, что исчерпаемость природных ресурсов приводит к сильному падению прибыли и заработной платы, что вызывает ускоренное обнищание масс, а также неумолимую эрозию инвестиционных стимулов.

В работах Маркса много противоречий и поставленная Блаугом задача (отделить «Маркса – классического экономиста от ленинизированного его образа») непроста. Но главным в наследии Маркса остается то, за что Эрих Фромм называл его радикальным гуманистом. Цель Маркса, по его словам, «состояла в духовной эмансипации человека, в освобождении его от уз экономической зависимости», чтобы «помочь человеку преодолеть утраченную гармонию с природой и другими людьми».

Об авторах: Жан-Филипп Плато — профессор университета Намюр (Бельгия), директор Центра экономических исследований в области развития. Шломо Вебер — профессор, президент Российской экономической школы

 

Другие материалы в сюжете