В регионах обостряется бюджетный кризис

ЦМАКП оценил состояние региональных бюджетов
Хакасия – один из многих регионов с бюджетным дефицитом, которые не могут позволить себе увеличивать долг /PhotoXpress

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) выпустил доклад о состоянии бюджетов российских регионов за январь – май 2020 г. В целом особого беспокойства оно не вызывает – суммарное сальдо субъектных бюджетов около нуля. Но вот от региона к региону баланс существенно разнится – от -13 до +74% расходов за тот же период. Причем уже 40% регионов столкнулись со значительным бюджетным дефицитом – на общую сумму 245 млрд руб.

Спасает ситуацию только то, что дефицит пока концентрируется в богатых регионах, которые могут себе это позволить: почти 80% всего дефицита регионов с отрицательным сальдо – 192 млрд из 245 млрд руб. – приходится на Москву, Московскую область, Татарстан, Свердловскую область и Башкортостан. Но настораживает, что в пуле дефицитных субъектов уже оказались и регионы, которые, испытывая сложности с привлечением денег из-за плохой кредитной истории, напротив, не могут себе позволить увеличивать долг. Например, Хакасия: по итогам 2019 г. ее долг составил 98% собственных доходов, высокий дефицит в январе – мае 2020 г., образовавшийся из-за провала этих доходов, был полностью покрыт за счет бюджетных кредитов. И Хакасия такая не одна.

Как будут вести себя регионы в условиях бюджетного кризиса? По-разному.

40%

регионов имеют дефицит бюджета

По словам Елены Пенухиной, руководителя группы бюджетных исследований ЦМАКП, «в ближайшей перспективе с высокой вероятностью продолжится накопление дисбалансов в бюджетах регионов из-за сжатия собственной доходной базы и вынужденного поддержания высокого уровня расходов. При этом устойчивость бюджетов субъектов к нынешнему кризису будет во многом определяться тем, как распределится «коронавирусная нагрузка» между федеральным центром и регионами: в какой пропорции дефицит собственных доходов регионов будет покрываться за счет безвозмездных поступлений, практически бесплатных, но все же возвратных бюджетных кредитов, длинных облигационных займов и коротких, но дорогих банковских кредитов». Что касается сильных регионов, пусть и с большим долгом (вроде Москвы и Московской области, дефициты бюджетов которых за январь – май 2020 г. составили 120 млрд и 34 млрд руб. соответственно), то они не привлекают займы, используя для покрытия дисбаланса остатки на бюджетных счетах.

Безусловно, попадут под нож и расходы – в первую очередь на капитальное строительство и финансирование неприоритетных направлений (например, культуры). Но ни при каких обстоятельствах регионы не тронут затраты на борьбу с эпидемией и ее последствиями. Хотя и здесь возможности субъектов разные. В регионах с небольшими бюджетами подушевые расходы на здравоохранение росли медленнее, чем заболеваемость. Крупные и средние регионы, имеющие лучшие финансовые возможности, напротив, смогли быстро нарастить расходы на здравоохранение. Значит, первой группе субъектов будет помогать федеральный центр. Не стоит ожидать и сокращения запланированного финансирования национальных проектов, об их приоритетности неоднократно в последнее время говорил президент. Здесь, пожалуй, все однозначно.

А вот с доходами в городах-миллионниках, которые в последнее время начали быстро развивать платные услуги населению, наоборот, все неоднозначно. Рестораны, кафе, сфера услуг и развлечений, генерировавшие поток поступлений в бюджеты, позакрывались, налоги, связанные с их деятельностью, перестали собираться. Когда они вернутся на предкризисный уровень и вернутся ли вообще, не известно.