Объем наличных денег в России вырос до рекордного уровня

Эксперты спорят о деноминации рубля
Рубли переплавят на копейки /Андрей Гордеев / Ведомости

С идеей деноминации российской валюты в 100 раз неожиданно выступил известный российский аналитик – руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. Основным аргументом в пользу такой меры он считает зафиксированный Центробанком рост наличных денег в стране: в начале июля объем наличной денежной массы превысил 11,6 трлн руб., т. е. на каждого россиянина, включая заключенных, инвалидов и младенцев, приходится по 80 000 руб. наличных денег.

Как заявил Разуваев «Ведомостям», банковские счета в последние месяцы обнуляют как бизнес, так и обычные граждане. Помимо активного ухода бизнеса в серые схемы росту денежной массы способствуют и россияне, получающие зарплаты в конвертах. «Только за прошлый год граждане получили незадекларированного дохода на 13 трлн руб.», – отмечает аналитик.

«Последняя деноминация рубля в России состоялась в январе 1998 г. Коэффициент был 1 к 1000. Рубль с 1998 г. значительно потерял свою стоимость относительно товаров и услуг и всех без исключения мировых валют. Самое время подумать о новой деноминации рубля», – уверен Разуваев.

Коэффициент деноминации 1 к 100, по его мнению, напрашивается сам собой. В этом случае бутылка воды будет стоить 30–70 коп., проезд в метро – 50 коп., а квартиры перестанут оцениваться миллионами рублей. «Возвращение копейки добавит доверия российской валюте», – уверен Разуваев.

Он считает, что деноминация «не будет дорогим удовольствием»: основные расходы лягут на Банк России как эмиссионный центр, но не на бюджет. «В современной буржуазной России себестоимость изготовления банкноты составляет от 60 коп. до 1,5–2 руб. за штуку, – отмечает Разуваев. – У новых денег, вероятно, она будет немножко выше, так как они будут лучше защищены».

В Банке России комментировать идею о деноминации рубля отказались, а независимые эксперты в основном критично относятся к новой денежной реформе. «Традиционно российские власти проводили деноминацию рубля либо до, либо после значительной девальвации национальной валюты. Сейчас такой ситуации нет», – говорит генеральный директор New Riga Finance Club Василий Коновалов. «Количество нулей на российских рублях еще не так велико, как это было, скажем, в 1997 г. Так что очевидной спешки с проведением деноминации пока попросту нет», – соглашается аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

Инвестиционный стратег «Алор брокера» Павел Веревкин также напоминает, что «последняя деноминация 1998 г. была сопряжена с дефолтом по государственным долгам, но сейчас такой угрозы нет, поскольку размер госдолга у нас остается одним из самых низких в мире».

По мнению большинства аналитиков, «обрезание нулей» не принесет никакой пользы, а только посеет панику среди населения, которая повлечет за собой еще больший вывод денег в наличность и в валюту и потребует больших бюджетных затрат. По расчетам Коновалова, стоимость самой деноминации может обойтись государству в несколько десятков миллиардов рублей.

И дело не только в том, сколько стоит изготовление купюр. Придется перенастраивать банкоматы и аппараты, принимающие в качестве расчетов наличность, начиная от вендинговых автоматов и заканчивая автоматическими кассами в метро или пригородных электричках. А это куда более весомые затраты. «Тем более что практически наверняка изменится не только количество нулей на банкнотах, но и многие иные детали, связанные с системой обеспечения безопасности (чаще всего именно при деноминации существенно меняется и степень защищенности купюр от подделок)», – подчеркивает Коренев.

Специалисты напоминают, что в мире деноминацию используют как вспомогательный инструмент, который сопровождает снижение денежной массы и устраняет последствия гиперинфляции. Но сама по себе она несет скорее угрозу – в панике население попросту будет скупать доллары, еще больше обесценивая национальную валюту. Например, в августе 2018 г. Венесуэла провела крупную деноминацию, убрав с купюр сразу пять нулей. Самой крупной купюрой стала 500 боливаров, но ситуацию это не изменило. Уже через год за эту купюру можно было купить максимум одно яйцо, а за минимальную зарплату в 40 000 боливаров – лишь 2 кг мяса.

«Решить проблему роста наличности в России деноминацией точно не получится, так как причиной этого служит нестабильная экономическая обстановка после пандемии на фоне снижения депозитных ставок в банках и реализации отложенного спроса на товары и услуги после снятия карантина», – уверен Коновалов. По его мнению, спрос на наличные деньги в России будет снижаться по мере стабилизации жизни после карантина. «Экстренные меры, в том числе деноминация, только навредят, – считает он. – Нам следует идти по пути развитых стран, постепенно ограничивающих наличное обращение валюты в экономике. Например, в Европейском союзе невозможно оплатить крупную покупку наличными».