Вирус гонит россиян в деревню

Пандемия коронавируса спровоцировала отток населения из больших городов в провинцию. Это может стать долгосрочным трендом
Новая ценность – жизнь вне крупных городов /РИА Новости

Пандемия коронавируса показала, что российская стратегия территориального развития была ошибочной. Такой вывод следует из нового исследования специалистов Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС).

Ядром Стратегии пространственного развития России сейчас является опережающее развитие крупных экономических центров, что в теории позволит изыскать дополнительные ресурсы и для социально-экономического развития геостратегических территорий, а также малых городов и сельских территорий, констатируют специалисты РАНХиГС в своем анализе долгосрочных перспектив развития населенных пунктов России после пандемии COVID-19.

К перспективным крупным центрам экономического роста национального уровня отнесены 20 городских агломераций, каждая из которых должна обеспечивать существенный вклад в экономический рост страны. Всего в России имеется около 40 агломераций, в большинстве из которых численность населения с начала 2000-х гг. устойчиво растет, в то время как численность населения городов с населением менее 100 000 человек стабильно снижается.

«Пандемия COVID-19 продемонстрировала наличие серьезных рисков <...> которые не были учтены при разработке действующей государственной политики в сфере пространственного развития, – отмечают эксперты. – Коронавирус – это болезнь городов. Практически во всех странах мира прослеживается закономерность – очаг заболевания формируется в крупнейших городах, а затем распространяется на периферийные территории с более низким уровнем развития». В частности, в России эпицентром распространения новой инфекции стала Москва, как основной въездной транспортный узел и крупнейший мегаполис страны.

Как отмечают авторы исследования, официальная статистика по миграции москвичей из столицы в период коронавируса отсутствует, так что экспертам приходится опираться на косвенные показатели. Так, по данным МТС, в период с 25 марта по 8 апреля более 15% их абонентов из числа жителей Москвы приняли решение переждать период самоизоляции за пределами города: 79% из них направились в Подмосковье, 21% – в другие регионы страны.

Пандемия выступила «триггером», усилившим настроения части жителей мегаполисов переехать на территории с меньшей плотностью населения, что «заставляет критически отнестись к ставке на стимулирование агломерационных процессов в государственной политике», указывают специалисты РАНХиГС. Ключевой вопрос состоит в том, является ли рост ценности проживания вне крупных городов исключительно краткосрочным явлением или может закрепиться в качестве долгосрочной тенденции.

Аналитики рейтингового агентства Moody’s считают, что ухудшение ситуации в российской экономике из-за пандемии коронавируса приведет к миграции россиян в крупные экономические центры. В своем прогнозе Moody’s опирается на опыт кризиса 2014 г., когда миграция в крупные города резко выросла и продолжалась по меньшей мере в течение двух лет после пика кризиса. Однако специалисты ­РАНХиГС уверены, что сейчас все будет иначе, поскольку появился целый ряд новых важных факторов.

Главный из них – опасение повторения пандемии. В сочетании с восприятием населением крупных городов как территорий повышенного риска заражения это может развернуть миграционные потоки в сторону малых городов и сельской местности. Тем более что в период карантина резко расширилась практика удаленной работы; согласно результатам опроса Центра стратегических разработок, 68% компаний намерены оставить в удаленном режиме часть сотрудников и после пандемии. Следовательно, во-первых, многим работающим россиянам понадобится более просторное жилье (в большинстве современных квартир физически невозможно выделить пространство для постоянного рабочего места). «По оценке ЦИАН, средняя площадь квартир в домах, введенных в эксплуатацию с 2010 по 2019 г. в городах-миллионниках по всей России, а также в Московской и Ленинградской областях, уменьшилась на 22% до 58,9 кв. м, – отмечают эксперты РАНХиГС. – В период самоизоляции особенно проявились проблемы небольших квартир из-за невозможности создать дополнительные зоны – для занятий спортом или удаленной работы».

Во-вторых, удаленные работники не будут территориально привязаны к месту работы. Так что вполне могут предпочесть мегаполису сельскую местность, где лучше экология и ниже риск заразиться коронавирусом. В пользу такого решения говорят и экономические факторы. Как подсчитали аналитики ЦИАН, продав квартиру в спальном районе Москвы, сегодня можно купить дом в ближнем Подмосковье или три дома – в дальнем (обзор учитывал коттеджи общей площадью не более 200 кв. м и не дороже 35 млн руб.). Дополнительным стимулом для мигрантов может стать программа сельской ипотеки по ставке около 3% годовых. По оценкам Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, благодаря этой программе в ближайшие несколько лет в сельскую местность могут переселиться 2–3 млн сегодняшних горожан.

С учетом всех этих факторов эксперты РАНХиГС предлагают полностью пересмотреть стратегию территориального развития России, сделав упор на поддержку индивидуального жилищного строительства. «Это позволит не только повысить устойчивость системы расселения и городской среды к возможным повторениям пандемии, но и уменьшить диспропорции в социально-экономическом развитии российских регионов», – уверены авторы исследования.

Едут в деревню