Сбережения россиян растут не от хорошей жизни

Накопления формируют как личные подушки финансовой безопасности
Эксперты уверены, что люди экономят из-за того, что боятся потерять работу, и копят на черный день /Андрей Гордеев / Ведомости

За три месяца (с апреля по июнь) фонд оплаты труда в России сократился почти на 18% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, сообщается в совместном отчете о состоянии рынка труда «Работа.ру» и «Сберданных». В апреле и мае расходы компаний на зарплаты падали на 6 и 7,6% соответственно, в июне фонд оплаты труда в стране снизился на 4% относительно того же месяца прошлого года, указано в отчете. В марте отчисления компаний на зарплаты еще росли: относительно прошлогоднего показателя они увеличились на 1,7%.

Исследователи подчеркивают, что речь идет не непосредственно о зарплатах, а о фонде оплаты труда. Его сокращение может быть связано как с сокращением персонала, так и со снижением размеров вознаграждений при сохранении численности штата. В целом за весну доходы упали у половины работающего населения страны, говорится в исследовании. С увольнениями и полной потерей заработка столкнулись 2,5% сотрудников. Остальным работодатели сократили выплаты (зарплаты, премии и проч.).

Больше всего фонд оплаты труда сократился в сфере гостиниц и общепита (-27,8%). На 2-м месте – турагентства, зарплатный фонд которых весной снизился на 23,9% к уровню прошлого года. Далее идут такие категории, как персональные услуги (-20,8%), аренда и лизинг (-18,8%), кино (-18,6%), воздушный транспорт (-17,3%), казино (-16,2%), страхование (-15,3%).

При этом в сфере телекоммуникаций, финансов, в металлургических компаниях, медицине и образовании фонд оплаты труда, наоборот, вырос. В телекоммуникациях – на 11,3%, у металлургов – на 5,2%, у медиков - на 2,1%.

Проведенный Владимиром Гимпельсоном и Ростиславом Капелюшниковым из Центра трудовых исследований Высшей школы экономики интернет-опрос 5000 человек в 14 регионах России показал: российский рынок труда ответил на пандемию гибко, не допуская резкого роста увольнений, за которые работодатели рискуют поплатиться проблемами с властью или даже уголовным преследованием.

Различные формы адаптации к режиму нерабочих дней сочетались друг с другом и коснулись 80% респондентов, из них у 40% респондентов уменьшилась зарплата, а 20% остались без премий. Фонд оплаты труда был уменьшен не только за счет урезания зарплат «просто так», но и за счет сокращения рабочего времени, отправления сотрудников в вынужденный или добровольно-принудительный отпуск, перехода на неполную рабочую неделю. Снижение заработков коснулось 57% опрошенных. 24% опрошенных потеряли в мае менее четверти докризисного заработка, еще 14% – от 25 до 50%; наконец, 19% – более половины. Чаще всего (от 65 до 75%) от сокращения зарплаты страдали занятые в строительстве, торговле и сфере обслуживания.

«В условиях пандемии сокращение зарплат стало механизмом сохранения рабочих мест. И люди, понимая всю шаткость сектора занятости, соглашались на подобное, потому что выбора у них не было», – говорит старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова. Сильнее всего, по словам Бодровой, пострадал сектор услуг, где сокращение заработных плат стало самым мощным – примерно на 30–50%. «Под удар попали прежде всего бонусные и премиальные выплаты сотрудников, которые в некоторых случаях достигали 50% от совокупного уровня заработной платы», – отмечает генеральный директор, совладелец «Нью Рига финанс клаб» Василий Коновалов.

Бодрова считает, что, «пока бизнес не встанет на ноги и не наберет достаточно сил, чтобы конкурировать за рабочие руки, повышения зарплат не будет». На это, по ее мнению, может уйти и полтора, и два года. Ответом населения на сокращение доходов стали урезание расходов и рост сбережений. Так, по оценкам Центробанка, общий размер нормы сбережений россиян в период пандемии коронавируса достиг рекордных значений – 23% против 8,8% в I квартале. По этому показателю мы за три месяца обогнали даже Германию, где население страны размещает на депозитах до 12% своих доходов. В ЦБ рост сбережений объясняют тем, что людям просто некуда девать деньги – «это во многом отражает ограничение потребления в условиях самоизоляции и приостановки поездок». Однако эксперты уверены, что люди экономят из-за того, что боятся потерять работу, и копят на черный день.

«Напряженный информационный фон относительно распространения COVID-19 в России и в мире повышает градус тревоги за будущее среди населения. Многие опасаются более масштабной второй волны кризиса, массовых увольнений, девальвации рубля. Поэтому мы наблюдаем переход к мобилизационной модели потребления, когда семьи в условиях сокращения доходов пытаются создать хоть какую-то подушку безопасности на черный день», – говорит Коновалов. С ним соглашается и Бодрова. «Россияне сейчас боятся одного: остаться без источника получения средств и не найти работы с сопоставимым доходом. В карантин многие получили хороший урок, увидев, насколько быт страшнее, если нет подушки безопасности хотя бы в символическом виде. Сейчас думающее население и занято решением этой проблемы – созданием сбережений», – отмечает она.