В России началось создание системы учета конфискованного имущества

Она позволит резко снизить количество злоупотреблений при операциях с конфискатом
В первую очередь конфискация касается коррупционных преступлений /Сергей Расулов / ТАСС

Министерство финансов приступило к созданию государственной информационной системы (ГИС) учета конфискованного имущества. «Сейчас учет указанного имущества осуществляют уполномоченные ведомства через собственные системы, – пояснили «Ведомостям» в пресс-службе министерства. – Единой информационной системы учета такого имущества нет. Цель создания ГИС – обеспечение принципов прозрачности и прослеживаемости каждого этапа работы с имуществом от момента его изъятия до фактического распоряжения. Это обеспечит контроль за такой деятельностью со стороны контролирующих и надзорных органов, а также сделает работу с имуществом открытой и доступной». Работать над созданием ГИС Минфин будет совместно с Росимуществом, Федеральным казначейством и Минцифры России.

Два года назад Счетная палата раскритиковала работу Росимущества с конфискатом. Аудиторы отмечали, что зачастую расходы на хранение такого имущества превышают доходы от его продажи. Так было в 2017 г.: расходы составили 222 млн руб., а доходы – 180 млн. Вызывала сомнение оценочная стоимость изъятого, а Росимущество не обладало достоверной информацией о его характеристиках. После этого президент поручил правительству создать систему учета конфискованного имущества.

В первую очередь конфискация касается коррупционных преступлений, отмечает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян. «Не секрет, что большинство уголовных дел коррупционной направленности возбуждается против чиновников, чьи расходы многократно превышают объем доходов, в результате чего их имущество признается незаконно полученным при осуществлении государственной службы и изымается в пользу государства», – объясняет она.

Отсутствие единой информационной системы открыает возможности для злоупотреблений. «Например, нередки случаи попыток изъятия имущества у добросовестных приобретателей в силу того, что правоохранительные органы и суды не проверили надлежащим образом осуществленный переход права собственности», – отмечает руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner Антон Гусев. Кроме того, из-за непрозрачности системы работы с конфискованным имуществом возникает множество нарушений при его реализации. «Не секрет, что большинство торгов заканчивается продажей конфискованного имущества аффилированным лицам с тем лицом, у которого имущество изъяли, причем по цене многократно ниже реальной рыночной стоимости», – говорит Авакян.

По ее мнению, если ГИС будет должным образом интегрирована в систему публичных торгов, тогда она принесет максимальную пользу. Особенно, если информация о конфискате будет публичной. «На мой взгляд, в интересах государства сделать ГИС публичной, – говорит Авакян. – Это ласт людям возможность убедиться, что конфискованные богатства направляются на социально значимые нужды».