Россия замедлила глобальное потепление на год

Дальше снижать выбросы нужно с учетом интересов национальной экономики
Максим Решетников призвал Европу не использовать климатическую политику в качестве инструмента торгового протекционизма /Евгений Разумный / Ведомости

За время действия Киотского протокола (2005–2012) Россия сократила выбросы парниковых газов на 40 млрд т, что соответствует годовым выбросам парниковых газов всех стран. Это позволило затормозить глобальное потепление в мире почти на год, заявил министр экономического развития Максим Решетников, выступая на итоговой сессии Российско-европейской конференции по климату.

Этот вклад, а также целенаправленные усилия России по минимизации экологического ущерба от антропогенных факторов должны учитываться при обсуждении климатического регулирования в Европе и в мире, отметил глава МЭРа. «Необходимо исходить из того, что мы все-таки боремся за климатическую повестку, а не за отдельные рынки, – подчеркнул Решетников. – Важно, чтобы сокращение выбросов не входило в конфликт с правами и интересами российских граждан и сочеталось с целями развития национальной экономики».

Сейчас правительство России активно приводит национальное регулирование в соответствии с мировой климатической повесткой. В 2019 г. был принят Национальный план адаптации к изменениям климата, а в начале ноября 2020 г. президент подписал указ о сокращении выбросов парниковых газов. «Стратегия низкоуглеродного развития России до 2050 г.» сейчас находится на рассмотрении правительства, равно как и законопроект «Об ограничении выбросов парниковых газов». «В России впервые появляется обязательная углеродная отчетность, которая будет распространяться на всех крупных эмитентов парниковых газов», – раскрыл содержание законопроекта Решетников.

55 млрд тонн

углекислого газа составит общее сокращение выбросов парниковых газов в России к 2030 году

Часть наших компаний уже учитывают свои выбросы парниковых газов, отмечают эксперты. Одних заставили ее вести зарубежные партнеры, других – правила листинга на иностранных биржах. «Для самых крупных корпоративных игроков российского реального сектора климатическая повестка не новость, многие в нее успешно вписались и создали свои специализированные службы, не первый год считающие корпоративные выбросы, – отмечает руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН, профессор Финансового университета при правительстве РФ Сергей Рогинко. – К тому были и внешние стимулы: например, углеродная отчетность стала еще с 2013 г. обязательной для всех компаний, зарегистрированных на Лондонской бирже».

Кроме того, внедрение углеродной отчетности позволит российским компаниям соответствовать внешним климатическим требованиям в части раскрытия информации. «Это создаст основу для создания в России добровольных углеродных рынков, предоставляя компаниям возможности фиксировать прогресс в сокращении выбросов парниковых газов», – считает заместитель руководителя направления «Экономика энергетики и климат» ЦСР Ирина Поминова.

«Даже у нас в стране далеко не все знают, какие усилия в этой области предпринимаются корпорациями и какие впечатляющие результаты ими достигаются – в частности, в электро- и теплогенерации, в нефтяной и газовой промышленности и т. д., – отмечает Рогинко. – Практически во всех отраслях реальной экономики в нашей стране выбросы падают, единственное исключение – сектор бытовых отходов. Точная информация по этим вопросам убережет от лишних затрат времени на дискуссии о том, нужно ли квотировать выбросы в промышленности, штрафовать за «перевыбросы» и т. д.».

А главное – углеродная отчетность позволит снизить риски применения к российским компаниям углеродного налога, запланированного в ЕС. «Это своего рода упреждающая мера с целью минимизации будущих налоговых потерь российских экспортеров при осуществлении поставок углеводородов в Европу, – уверен доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова Олег Чередниченко. – Учитывая, что европейский рынок является ключевым для российских компаний, такая мера полностью оправданна, ведь потенциальные потери российской экономики могут составить порядка 6 млрд евро в год в случае попадания российских поставок под «грязные» критерии углеродного налога ЕС».

Как следует из доклада Решетникова, российское правительство не ставит задачу перехода к безуглеродной экономике как можно быстрее и любой ценой. «Мы не можем позволить резких решений, за которые придется платить экономике и людям», – подчеркнул глава МЭРа. Независимые эксперты полностью согласны с таким подходом. «Конечно, тренд на снижение углеродных выбросов может быть ускорен структурной перестройкой экономики, увеличивающей долю высокотехнологичных отраслей, «дающих» на порядки больше ВВП, чем доминирующие у нас производства первого и второго переделов, – указывает Рогинко. – Но этот курс потребует гигантских инвестиций, источники которых пока не просматриваются. Кроме того, занятая Россией ниша в международном разделении труда пока не включает хайтек и даже продукцию машиностроения, а объемы внутреннего спроса недостаточны для формирования ряда конкурентных производств. Наконец, сохраняются объективные географические и климатические факторы, такие как расстояния между регионами страны, намного большие, чем в других странах мира, и холодный климат, приводящий к соответствующим расходам энергоносителей на отопление».

Другие материалы в сюжете