Хороших стимулов всегда мало

Эксперты разделились в оценках предложений МЭРа по привлечению инвестиций
Эмитированные деньги должны зачисляться на счета эскроу и перечисляться инвестору после завершения инвестпроекта  /ЕВГЕНИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Минэкономразвития (МЭР) разработало комплекс мер, которые должны обеспечить рост инвестиций в основной капитал не менее чем на 70% к 2030 г. по сравнению с показателем 2020 г. (эта задача является одной из национальных целей). «Для обеспечения роста показателя к 2030 г. в соответствии с целевым уровнем потребуется увеличить объем инвестиций в основной капитал не менее чем на 12,6 трлн руб. (в ценах 2019 г.)», – подсчитали в МЭРе.

Для этого эксперты министерства предлагают создать дополнительные возможности для привлечения частного капитала при реализации новых инвестиционных проектов. Во-первых, сократить срок владения ценными бумагами для получения права на инвестиционный налоговый вычет по НДФЛ с 3 лет до 1 года и снять ограничение на размер взносов (действующий лимит – 1 млн руб. в год).

Во-вторых, ввести регрессивную шкалу налогообложения дивидендов для физических лиц, инвестирующих свои средства в акции или доли компаний на длительный срок. Например, министерство предлагает при инвестировании в акции сроком более 3 лет облагать дивиденды НДФЛ по ставке 8%, более 5 лет – по ставке 3%, более 7 лет – по нулевой ставке.

Также министерство предлагает освободить от обложения НДФЛ купоны по облигациям, выпускаемым для финансирования инвестпроектов с участием государства или концессий, курсовую разницу, образующуюся при переоценке валютных финансовых инструментов (акций, долей, облигаций и проч.), и нереализованную вариационную маржу по производным финансовым инструментам. Плюс уменьшать доходы инвестора – физического лица на сумму убытка по операциям с ценными бумагами, полученного в прошлых налоговых периодах, непосредственно при выплате ему дохода профучастником рынка.

«Блок предложений по стимулированию частных инвестиций выступает cтратегически правильным направлением эволюции российского инвестиционного ландшафта, – отмечает руководитель направления «Макроэкономический анализ и финансовые рынки» ЦСР Наталья Сафина. – Это подтверждает опыт крупнейших развитых стран, где частные инвесторы играют ключевую роль на финансовом рынке».

С ней соглашается и директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. «Поощрения и налоговые льготы могут стимулировать людей инвестировать в акции и облигации компаний, так как многие сейчас недовольны низкими ставками по банковским вкладам и ищут альтернативу с более высокой доходностью», – подчеркивает экономист.

Не забыло МЭР и о новом инструменте привлечения инвесторов в крупные проекты – соглашениях о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), с которыми в правительстве связывают большие надежды. МЭР предлагает включить облигации, выпущенные под проекты СЗПК, в ломбардный список ЦБ.

«Ценные бумаги, входящие в ломбардный список Банка России, представляют для банков максимальный интерес, так как они принимаются регулятором в качестве залога при предоставлении финансирования кредитным организациям (в рамках аукционов репо), – объясняет Сафина. – Кроме того, попадание ценной бумаги в ломбардный список позволяет компании привлекать финансирование по наиболее низким процентным ставкам».

Также МЭР предлагает распространить стабилизационную оговорку на НДПИ (ставка на уровне 2020 г.) по твердым полезным ископаемым, предоставлять налоговый вычет по НДПИ до 50% компаниям, реализующим нефтегазохимические проекты в рамках СЗПК. «Распространение стабилизационной оговорки на НДПИ по твердым полезным ископаемым – это, безусловно, хорошая новость для бизнеса: после осеннего повышения НДПИ в 3,5 раза компании активно просили о такой стабилизации, так как для реализации крупных проектов им нужна уверенность в завтрашнем дне», – говорит руководитель направления «Налоговая политика» ЦСР Левон Айрапетян.

Что же касается налогового вычета для нефтегазохимических компаний, то эксперты считают эту льготу слишком узконаправленной. Инициатива МЭРа ограничивает круг «выгодоприобретателей» только компаниями, имеющими собственную добычу сырья, исключая крупнейших и значимых игроков отрасли, таких как «Сибур», ГК «Титан», БСК, отмечает главный эксперт направления «Экономика энергетики и климат» ЦСР Сергей Колобанов. «Для увеличения инвестиционной привлекательности отрасли целесообразно разработать механизмы стимулирования спроса на ее продукцию на внутреннем рынке, а также распространить на ряд нефтегазохимических товаров действующие меры по поддержке экспорта», – считает эксперт.

Однако наибольший резонанс вызвало предложение МЭРа о «разработке и внедрении механизма целевой проектной эмиссии – денежной эмиссии, осуществляемой Банком России в целях возмещения капитальных затрат инвестора экономически значимого инвестиционного проекта, в том числе с использованием цифрового рубля». Целый ряд экспертов и СМИ немедленно обвинили ведомство Максима Решетникова в стремлении повторить гиперинфляцию 90-х гг.

Разумеется, ни о чем похожем речь не идет – МЭР специально оговаривает, что эмитированные деньги должны зачисляться на счета эскроу и перечисляться инвестору после завершения инвестпроекта. Другими словами, увеличение денежной массы по этому механизму будет четко соответствовать приросту экономических активов, так что никаких необеспеченных денег в экономику вливаться не будет. Банк России тоже категорически выступил против дополнительной эмиссии. «Мы, центробанки по всему миру, напечатали много денег, а инфляция не выросла, и это можно делать в течение многих лет без рисков, – заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина на конференции «(Пост)Коронавирусная экономика и вызовы для политики центрального банка» в среду. – Такая позиция будет набирать силу. Включить такие меры будет большим искушением, но я считаю, что это приведет к долгосрочным негативным последствиям».

Впрочем, у экспертов нашлось немало других поводов для критики предложений МЭРа. В разработанных предложениях МЭРа по стимулированию роста инвестиций в экономике речь идет исключительно об очень крупных инвестиционных проектах, отмечает директор Института экономики роста им. П. А. Столыпина Анастасия Алехнович. «При этом исходя из успешного международного, да и российского опыта, скорее всего, нужно создавать стимулы для наращивания инвестиций в масштабах всей экономики, а не отдельных проектов», – говорит экономист. По мнению Алехнович, более эффективными стимулами инвестиций в сегодняшней ситуации мог бы стать возврат механизма инвестиционной налоговой льготы по методологии до 2003 г., а также введение налоговых каникул сроком до 2 лет для предприятий, реализующих модернизацию или строительство новых производственных объектов, обнуление налога на имущество на новое оборудование на срок до 5 лет и др.

Эмитированные деньги должны зачисляться на счета эскроу и перечисляться инвестору после завершения инвестпроекта гендиректор компании Ralf Ringer Андрей Бережной вообще уверен, что в нынешней кризисной ситуации делать ставку на частных инвесторов недопустимо. «В отсутствие экономически обоснованного возврата на инвестированный капитал предлагаемые меры выглядят как честный способ отъема частных денег путем их привлечения в крайне рискованный и лишенный надежды на коммерческую маржу процесс. Если привлеченные инвестиции возвращать не придется и их можно считать заранее гарантированной прибылью, то, конечно, положительный результат для корпораций возможен. Но это грабеж в среднесрочной перспективе!» – заявил предприниматель «Ведомостям».