К концу года экономика оживилась

Промышленность восстанавливается, зарплаты растут, безработных становится меньше, сообщает Росстат
В строительстве нарастает дефицит рабочих рук /Андрей Гордеев / Ведомости

Рынок труда восстанавливается после кризиса, промышленность растет, но в то же время снижаются объемы торговли и увеличивается просрочка по кредитам финансовых компаний. Об этом сообщил Росстат в докладе о социально-экономическом положении России за январь – ноябрь 2020 г.

Наиболее ярким позитивным трендом в последние месяцы осени стало восстановление рынка труда. Согласно данным статведомства общая численность безработных в ноябре снизилась до 4,616 млн человек с 4,694 млн в октябре (снижение на 78 000, или на 1,7%, по сравнению с предыдущим месяцем). Количество официально зарегистрированных безработных за месяц сократилось на 337 000 человек, или на 9,7%. В итоге «численность рабочей силы в возрасте 15 лет и старше по предварительным итогам выборочного обследования в ноябре 2020 г. составила 75,3 млн человек, или 51% от общей численности населения страны».

Одновременно с ростом занятости увеличивалась и заработная плата. Ноябрьских данных у Росстата еще нет, однако в октябре реальные зарплаты (за вычетом инфляции) выросли на 0,5% в годовом выражении после роста на 2,2% в сентябре. За январь – октябрь реальные зарплаты в России выросли на 2,4% в годовом выражении. «Среднемесячная начисленная заработная плата работников организаций в октябре 2020 г. составила 49 539 руб. и по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года выросла на 4,5%», – отмечается в материалах Росстата. В целом за 10 месяцев этого года рост составил 5,6%.

Однако вице-президент ЦСР Диана Каплинская напоминает, что рост зарплат в октябре отмечался далеко не на всех предприятиях, а только в госсекторе и быстро растущей отрасли почтовых и курьерских услуг.

«В сфере здравоохранения зарплаты выросли на 22,7%, в образовании – на 4,8%, в госуправлении и соцобеспечении – на 3,5%. Кроме того, высокие темпы роста заработных плат зафиксированы в почтовой и курьерской деятельности (+12,1% к октябрю 2019 г.). Это объясняется просто: перевод на удаленный режим работы и ограничения в деятельности торговых центров привели к росту спроса на доставку продуктов питания и товаров длительного пользования», – указывает она.

По словам гендиректора ВНИИ труда Дмитрия Платыгина, снижение безработицы стало следствием целого комплекса факторов, в том числе реализации программы поддержки предприятий и обучения безработных. «Многие из тех, кто пришел на рынок труда в связи с пандемией и не имел квалификации, уже смогли найти работу с учетом полученных навыков», – отметил Платыгин. Он указывает, что рост оптимизма в отношении ситуации на рынке труда наблюдается как у работодателей, так и у потенциальных соискателей. «Соискатели сейчас еще поступаются зарплатными ожиданиями, но уже гораздо меньше, чем в разгар коронакризиса», – отмечает Платыгин.

По мнению члена генерального совета «Деловой России» Алима Бешенова, на рынок труда также могло повлиять и оживление в производственном секторе. Индекс промпроизводства, по данным Росстата, в ноябре по сравнению с октябрем прибавил 1% с исключением сезонного и календарного факторов. Некоторые отрасли – например, строительство – стали вновь ощущать дефицит кадров.

Тяжелая ситуация сохраняется в розничной торговле: оборот ритейлеров снизился на 1,2% по отношению к октябрю после роста на 2,2% по сравнению с сентябрем. По словам советника вице-президента ЦСР Любови Араповой, причина этого снижения – слабый потребительский спрос, который обусловлен падением доходов населения. «Рост заработной платы не смог компенсировать снижения доходов от предпринимательской деятельности и от собственности, – подчеркивает эксперт. – Кроме того, неопределенность экономической ситуации приводит к более сдержанной модели потребления: покупатели выбирают более дешевые товары и заранее планируют покупки товаров длительного пользования, используя акции продавцов». Арапова также отмечает, что по итогам 11 месяцев в большей степени просели продажи непродовольственных товаров (-5,5%) по сравнению с продажами продуктов питания и табака (-2,4%).

Самым странным и негативным показателем ноябрьской статистики стал рост просроченной кредиторской задолженности у финансовых организаций – в 2,6 раза в октябре текущего года по сравнению с сентябрем. Руководитель направления анализа денежно-кредитной политики ЦМАКП Олег Солнцев считает, что обращать на это внимание не стоит. «Выборка Росстата по финансовым организациям нерепрезентативна: туда не входят банки, а только брокеры, управляющие компании, страховщики и пенсионные фонды.

При этом данные есть лишь о некоторых компаниях, и включение или невключение в выборку одного участника меняет картину до неузнаваемости», – объясняет экономист. С Солнцевым соглашается и главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков. «Показатель просроченной задолженности очень маленький – 10,3 млрд руб. В масштабах экономики это не важно», – подчеркивает он. Однако руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев считает, что ухудшение финансового положения сектора на фоне пандемии действительно имеет место и ведет к росту просроченных обязательств. «Региональные мелкие участники рынка находятся в худшем положении, – отмечает он. – Продолжается концентрация капитала – прежде всего в Москве. Крупные финансовые компании национального масштаба начинают доминировать на всех, в том числе региональных, рынках, проникая во все ключевые сегменты».

На прошлой неделе ЦМАКП опубликовал анализ опережающих индикаторов системных финансов и макроэкономических рисков, в котором указал на высокую вероятность возникновения в течение последующих 12 месяцев системного банковского кризиса. Одной из главных причин аналитики называют снижение доли абсолютно ликвидных рублевых активов в совокупных активах банков. «При прочих равных условиях это ограничивает их способность сохранять устойчивость в случае колебаний клиентской базы или возникновения кассовых разрывов из-за невозвратов по ранее выданным кредитам», – отмечается в публикации ЦМАКП.

Однако в целом экономика в конце года чувствует себя неплохо. «Сейчас важно, как поведет себя рынок труда: примет ли он обратно тех, кто вынужден был уйти с работы и жить на пособия», – отмечает Исаков. От этого будет зависеть спрос и самочувствие производственного сектора и сектора услуг. По прогнозам Банка России, в целом в IV квартале российскую экономику ждет «пауза в восстановлении» из-за ухудшения эпидемической обстановки, однако влияние пандемии будет значительно меньше, чем во II квартале. С учетом этого снижение ВВП РФ по итогам года может составить 4%, прогнозирует регулятор.

Другие материалы в сюжете