Всемирный банк обещает медленный рост на многие годы

Мировая экономика вступает в затяжной период слабого экономического роста, предупреждает Всемирный банк
Всемирный банк недооценил потенциал российской нефти, уверены отечественные эксперты /Евгений Разумный / Ведомости

Специалисты Всемирного банка пересмотрели в сторону ухудшения темпы роста глобального ВВП в 2021 г. Если еще в июне прошлого года прогнозировался глобальный рост ВВП на уровне 4,2%, то сейчас он скорректирован до 4%. В 2022 г. специалисты прогнозируют рост мировой экономики на 3,8%, отмечается в январском докладе Всемирного банка «Перспективы мировой экономики». Причины пересмотра прогноза вполне понятны: новая мощная волна эпидемии коронавируса, слабый спрос на фоне неопределенных перспектив, снижение инвестиционной активности бизнеса и нарастающий как снежный ком уровень государственного и частного долга. «В 2021 г. ожидается рост мировой экономики на 4%, при условии что начавшееся применение вакцин от COVID-19 будет продолжаться в широких масштабах в течение всего предстоящего года», – говорится в документе, размещенном на сайте Всемирного банка.

«После глобальной рецессии, вызванной эпидемией коронавируса, мировая экономика вступает в затяжной период слабого экономического роста», – пишут в своем блоге экономисты Всемирного банка Франциска Онсорг и Наотака Сугавара и предрекают еще большее замедление темпов роста экономики 82 стран мира до 1,9% в год в ближайшие 10 лет.

Улучшить перспективы (повысить ВВП в среднем на 0,8%) можно только за счет активных реформ, которые позволят ускорить рост, считают эксперты. «Как показывает опыт, инвесторы благосклонно воспринимают институциональные преобразования и повышают собственные долгосрочные прогнозы», – подчеркивают Онсорг и Сугавара. К ключевым реформам они относят развитие технологий, здравоохранения, образования и охраны окружающей среды, а также повышение качества государственного управления и прозрачности госдолга.

Российские эксперты разделяют пессимизм аналитиков Всемирного банка в отношении перспектив мировой экономики, особенно отмечая опасность роста госдолга многих стран. «За время пандемии мировой долг резко вырос – на $15 трлн – и превысил в III квартале 2020 г. $272 трлн, – отмечает профессор ВШЭ, сопредседатель Партии роста Евгений Коган. – Значительная часть доходов мировых бизнесов и государств будет уходить на обслуживание этого долга, что не может не отразиться на эффективности. Пока процентные ставки не очень высоки, это не выглядит трагично, однако не следует забывать про инфляцию, которая будет расти».

Инфляция будет ухудшать материальное состояние и без того обедневших граждан и страны встанут перед дилеммой, стерилизовать денежную массу или допустить рост цен, добавляет директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. Любой из этих вариантов окажет негативное влияние на экономический рост. Перспективы российской экономики в прогнозе Всемирного банка выглядят хуже глобальных: в 2021 г. ВВП вырастет на 2,6%, а в 2022 г. – на 3%. «Дальнейшую поддержку росту будет оказывать рост цен на промышленные товары, а также продолжение государственных мер поддержки экономики. Они включают в себя поддержание процентной ставки на рекордно низком уровне и гибкую фискальную политику», – подчеркивается в докладе Всемирного банка.

Широв считает такие прогнозы реалистичными. «Несмотря на то что падение в 2020 г. было не самым сильным (-4%), восстановление экономики затянется до 2022 г. Товарные рынки будут восстанавливаться медленнее, чем предполагалось, спрос остается слабым, инвестиции – тоже», – говорит экономист. По его мнению, «растормошить» экономику может государство. «В ситуации низкого спроса надо увеличивать доходы населения и стимулировать частные инвестиции господдержкой в виде госгарантий и частно-государственного партнерства. Активно и последовательно надо реализовывать нацпроекты», – уверен Широв.

Коган, как и аналитики Всемирного банка, полагает, что для стабильного роста экономики и в нашей стране, и в мире нужны реформы – фискальные, монетарные и проч. «Одна из реформ, которая вряд ли будет осуществлена, но в ней заинтересованы практически все страны, – это дерегулирование мировой экономики и мировых финансов», – говорит он.

«Сегодня оборачиваемость средств падает, возникает масса проблем, из-за того что гидра мирового комплаенса пытается контролировать все процессы в экономике, – объясняет Коган. – Этот спрут, прикрываясь флагом борьбы с легализацией доходов сомнительного происхождения и глобальными рисками, настолько зажал экономическую свободу, что резко возросли транзакционные издержки. Соответственно, растут затраты бизнеса и банков, что негативно влияет на экономические процессы».

Теоретически в этом есть шанс для России – действовать против тренда и ослабить регулирование, чтобы экономика смогла развиваться более быстрыми темпами. «Но шансов на такой сценарий, увы, немного», – признает Коган.

По мнению преподавателя кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолия Гожия, восстановлению отечественного бизнеса препятствует падение внутреннего потребления из-за снижения доходов граждан. Учитывая, что в конечном итоге именно потребительский спрос обеспечивает порядка 50% ВВП страны, именно его стимулирование, по мнению экономиста, должно стать первоочередной задачей в конечной ситуации. Для чего необходимо более широкое использование мер поддержки населения по аналогии с другими экономически развитыми экономиками. «Нужно в полной мере использовать возможности наращивания бюджетного дефицита. На данный момент он минимален и легко перекрывается возможностями внутреннего заимствования», – говорит Гожий.

Нужно отметить, что в правительстве полностью осознают проблему низкой потребительской активности населения. Однако сложность в том, что она не решается экономическими методами, поскольку связана в основном с психологией людей, объяснял в конце декабря журналистам министр экономического развития Максим Решетников.

Еще одним необходимым условием динамичного развития экономики Гожий считает благоприятную среду для инвестирования. «Образцом улучшения инвестиционного климата в отдельно взятом секторе экономики может служить программа льготной ипотеки и проводимая в этот период Банком России мягкая денежно-кредитная политика. На рубеже 2020–2021 гг. Центральный банк оставил всех в состоянии некой неопределенности относительно своих дальнейших действий. Однако если мегарегулятор найдет возможности, способствующие удешевлению и повышению доступности кредитных ресурсов для бизнеса, то эти дополнительные вливания в экономику страны могут оказаться решающими для динамичного развития», – утверждает эксперт.

Впрочем, пессимизм аналитиков Всемирного банка разделяют не все отечественные эксперты. «Прогнозы Всемирного банка по ценам на нефть на 2021 г. – $44 за баррель – выглядят более консервативными по сравнению с прогнозами других экспертов. А это значит, что и рост ВВП России может быть недооценен, – указывает руководитель проекта направления «Макроэкономический анализ и финансовые рынки» ЦСР Бахтияр Джафаров. – Например, Управление энергетической информации США (EIA) в декабрьском краткосрочном обзоре энергетических рынков прогнозировало в 2021 г. цену на нефть Brent на уровне $48,5 за баррель, а на нефть WTI – $45,8 за баррель. А в начале 2021 г. цены на нефть уже подскочили выше $56 за баррель марки Brent».

По словам Джафарова, динамика российского ВВП также будет зависеть от показателей восстановления отдельных секторов и отраслей экономики, где скорость восстановления и эффект от мер государственной поддержки пока трудно оценить. «Ряд секторов получили значительный импульс еще в период развития пандемии, – указывает экономист. – Так, строительный сектор получил поддержку в виде стимулирования потребительского спроса льготной ипотекой и другими госпрограммами. Фармацевтическая и химическая промышленность будут продолжать демонстрировать высокие темпы роста на фоне возросшего спроса мировой экономики на вакцины, антисептические средства и компоненты для их производства».