Академики призвали к радикальным экономическим реформам

Главная цель: обеспечить рост доходов граждан и ускорение роста экономики до 3–4% в год
В первую очередь деньги нужно направить на повышение минимальных зарплат, пособий по безработице и пенсий /Максим Стулов / Ведомости

Главными причинами коронакризиса в России кроме самого вируса стали падение цен на нефть и предшествовавшая ему стагнация экономики, утверждают авторы доклада «О преодолении текущего кризиса и путях развития экономики России» академики Абел Аганбегян, Борис Порфирьев и член-корреспондент РАН Александр Широв, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Это привело к росту бедности и смертности населения России. «Прогноз к концу 2020 г. – рост смертности на 250 000 человек в сравнении с 2019 г., или на 15%, что является самым высоким индикатором среди стран мира, – подчеркивается в докладе. – Не говоря уже о гуманитарном и социальном измерении людских потерь, экономический эквивалент (в терминах стоимости человеческого капитала) оценивается в 4,8% ВВП, что сопоставимо с ожидаемым в 2020 г. снижением ВВП».

Экономисты указывают, что последствия второй волны ковида не были учтены при составлении бюджета на 2021–2023 гг., равно как не учитывают их и антикризисные планы правительства. В связи с этим они предлагают увеличить финансирование антикризисных мероприятий вдвое. Для чего помимо средств бюджета необходимо задействовать золотовалютные резервы, средства фонда национального благосостояния, а также активы банков, накопления предприятий и граждан. Плюс – госзаимствования и средства от массовой приватизации госактивов.

В первую очередь эти деньги нужно направить на повышение минимальных зарплат до 20 000 руб. в 2021 г., пособий по безработице – до 20 000–25 000 руб., пенсий – до 22 000 руб. в 2022 г. А также на инвестиции в основной и человеческий капитал, которые должны прирастать темпами не менее 15% в год.

Кроме того, академики предлагают пересчитать все взятые россиянами кредиты по ставке 8% годовых и впредь запретить банкам выдавать кредиты по ставкам, более чем в 2 раза превышающим ключевую ставку; отменить подоходный налог с низких доходов и ввести прогрессивный налог на доходы свыше 100 000 руб. в месяц (в расчете на каждого члена семьи) от 20 до 30%.

Из других нетривиальных предложений можно отметить вывод небанковских фондов длинных денег из-под контроля ЦБ, наделение налоговой службы помимо фискальной еще и распределительной и стимулирующей функциями, перевод регионов на самофинансирование и самоокупаемость, а также возврат к пятилетнему планированию социально-экономического развития. Реализация этих мер, по мнению авторов доклада, способна обеспечить рост национальной экономики на 3–4% в год. 

Примечательно, что экспертное сообщество восприняло эти радикальные предложения достаточно тепло. «Сегодня важной становится мобилизация ресурсов развития, для чего необходимо сочетание государственных антикризисных мер с привлечением частных инвестиций, – отмечает руководитель Центра региональной политики ИПЭИ -РАНХиГС Владимир Климанов.

Понятны и предложения экспертов в контексте борьбы с бедностью – когда бюджеты разных уровней приняты с дефицитом, а значительная часть населения остается бедной, логично увеличить налоговую нагрузку на тех, у кого еще можно изъять дополнительные средства, и снизить ее для малоимущих. Это тоже послужит оживлению экономики». Впрочем, эксперт предупреждает, что реализовывать реформы следует осторожно, с учетом того, что эффекты от них будут отложены на несколько лет.

«Часть предложенных мер, таких как увеличение МРОТ, повышение пособий по безработице и пенсий, окажут определенную поддержку населению, – соглашается доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова Анна Вершинина. – Прирост инвестиций в основной капитал и структурные реформы могут способствовать экономическому росту и оказать благоприятное воздействие на постковидное восстановление -экономики».

Однако Вершинина не готова поддержать предложения по пересчету выданных кредитов по ставке не выше 8%. По ее мнению, эта идея будет крайне негативно встречена банками. С этим согласен и директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. «Обязав банки снизить ставки по вкладам, мы немедленно получим снижение ставок по депозитам – банки не допустят снижения собственной маржи», – уверен он.

Зато идею с продолжением введения прогрессивного налогообложения для выравнивания доходов между самым низкооплачиваемым населением и самым высокооплачиваемым Остапкович поддерживает. «Необходимо повышать уровень и качество жизни низкодоходного населения – вводить продовольственные карточки, отменять для него подоходный налог, – считает он. – Но не стоит повышать МРОТ, потому что это создаст волновой эффект – необходимо будет повысить зарплаты для всех, вырастет доля зарплат в ВВП, и возникнет дисбаланс, который выравняется через повышение цен на товары и услуги».

Впрочем, ряд экспертов считают, что только экономическими методами текущие проблемы не решить. «Большинство предложенных идей носят непродуманный характер, и если реализация некоторых из них в других странах могла бы привести к позитивным результатам, то в России их просто невозможно воплотить в жизнь, – считает ведущий методолог агентства «Эксперт РА» Антон Прокудин. – Только налоговые предложения имеют смысл. Но к постоянному росту на 3–4% они не приведут. В России почти десятилетие нет роста больше 3%, хотя внешние факторы временами были очень благоприятными. И причина кроется в слабом институциональном развитии». 

Российской экономике не помочь одной лишь стимуляцией спроса, ведь причина низкого роста экономики и инвестиций в ее структурной слабости на фоне низких темпов технологической трансформации и невостребованности качественного человеческого капитала в российской экономике, соглашается руководитель центра макроэкономического анализа Альфа-банка Наталия Орлова. «России необходим инвестиционный рост на основе новых технологий и рост инвестиций в интеллектуальную собственность, а накачка спроса через повышение минимальной зарплаты или через кредитный рычаг, скорее всего, приведет к росту инвестиций в недвижимость», – отмечает она.