Доходы россиян снизились, но сбережения выросли вдвое

Богатые во время кризиса стали еще богаче, объясняют эксперты
Российская экономика перенесла ковид без осложнений /Дмитрий Феоктистов / ТАСС

Доходы россиян по итогам 2020 г. снизились, но накопления при этом выросли в 2 раза. Такие парадоксальные данные приводятся в докладе «Социально-экономическое положение России» (январь – декабрь 2020 г.), опубликованном Росстатом. По данным статведомства, реальные доходы населения в 2020 г. снизились на 3% по сравнению с 2019 г., но уменьшились и расходы – на 4,4%. На покупку товаров и оплату услуг россияне потратили 47,38 трлн руб., что на 5,5% меньше, чем в 2019 г. При этом сбережения населения увеличились в 2,2 раза по сравнению с 2019 г. и составили более 5,2 трлн руб.

Росстат отмечает: в структуре доходов населения за прошлый год произошло несколько изменений: уменьшилась доля доходов от предпринимательской деятельности (в 2019 г. она составляла 6%, а в 2020-м – 5,2%) и собственности (4,3% по сравнению с 5,1% в позапрошлом году), зато увеличилась доля зарплаты и социальных выплат (42,1 и 21% соответственно в 2020 г. против 40,6 и 18,9% в ­2019-м). Это не вызывает удивления, так как в период пандемии социальная поддержка населения вышла на первый план. Примечательно, что к концу года общая ситуация с доходами улучшилась: в IV квартале по сравнению с соответствующим периодом 2019 г. снижение реальных доходов сократилось до 1,5%.

«Улучшение ситуации с доходами к концу года – это отражение того, что ситуация в экономике стабилизировалась: в ноябре и декабре зафиксировано улучшение в производстве и секторе услуг,  – объясняет директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. – Розничная торговля также росла в ноябре и декабре к предыдущему периоду». А в Росстате напоминают, что в конце года доходы всегда выше, так как происходит выплата годовых бонусов и премий, а также «дополнительные выплаты социального характера».

Парадокс со снижением доходов и увеличением сбережений Широв объясняет просто. «Во-первых, во время локдаунов деньги было некуда тратить, во-вторых, дифференциация доходов между богатыми и бедными увеличивалась: бедных стало больше, зато у богатых, которые по большей части заняты в госсекторе и крупном бизнесе, зарплаты росли, и они делали сбережения довольно крупных сумм», – говорит экономист.

«Рост сбережений в 2020 г. является глобальным феноменом – он наблюдался в большинстве крупных экономик, – отмечает главный экономист по России и СНГ «ВТБ капитала» Александр Исаков. – Причины везде одни и те же: во-первых, физические ограничения на мобильности привели к сокращению расходов, которые ранее были связаны с работой вне дома, и это сокращение расходов привело к вынужденному сбережению. Во-вторых, рост риска потери трудового дохода привел к снижению спроса на товары длительного пользования – это тоже стало фактором роста сбережений».

Как отмечает руководитель направления «Макроэкономический анализ и финансовые рынки» ЦСР Наталья Сафина, номинальные доходы населения за прошлый год выросли на 13,7% до 45,88 трлн руб. «При этом характерной чертой прошлого года стало активное наращивание объема наличных денег на руках населения, доля которых в структуре сбережений выросла до 28,7% (остальное – на банковских вкладах), – указывает эксперт. – Для сравнения: в 2019 г. эта доля стабильно снижалась, достигнув минимума в марте 2020 г. (25,8%). Это подтверждает гипотезу о том, что причиной роста сбережений населения в 2020 г. является не рост благосостояния, а неуверенность в завтрашнем дне, которая заставляет граждан затянуть потуже пояса для обеспечения запаса прочности в финансовом плане».

В бизнесе тоже произошла существенная дифференциация доходов, свидетельствуют данные Росстата. При этом доходы предприятий упали в минувшем году сильнее, чем доходы населения. Сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) предприятий в январе – ноябре (информацию за декабрь Росстат пока не дал) составил 10,28 трлн руб. – на треть меньше показателя 2019 г. «39 200 организаций получили прибыль в размере 15,06 трлн руб., 17 700 организаций имели убыток на сумму 4,78 трлн руб.», – отмечается в сообщении статведомства. При этом доля убыточных предприятий к началу декабря составила 31,2%. Больше всего прибыльных компаний оказалось в сельском хозяйстве (81%), оптовой и розничной торговле (79,1%), грузовых перевозках (75,6%). Убыточных – в сфере пассажирских перевозок (66,7%), производстве, передаче и распределении пара и горячей воды (62,9%) и добыче угля (57,1%).

«Высочайшая экономическая и санитарная неопределенность, а также ухудшение финансовой ситуации привели к оптимизации и пересмотру бизнес-планов, особенно по линии инвестиционной и инновационной активности. Все эти негативные перестроения в большей степени были характерны для экономических агентов, представляющих частный бизнес. Предприятия, аффилированные с государством, понесли не такие серьезные потери, как частный бизнес, малые и микроорганизации», – подчеркивает директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

«Среди традиционных отраслей экономики далеко не все пострадали от коронакризиса, – соглашается Сафина. – Например, многие обрабатывающие отрасли российской экономики воспользовались сложившейся ситуацией». Так, финансовый результат производителей лекарств по итогам 11 месяцев вырос на 80,1%. «Производители текстильных изделий и одежды также оказались в существенном плюсе в 2020 г. за счет перепрофилирования части мощностей под производство защитных масок. Кроме того, среди отраслей – лидеров роста в период коронакризиса оказались производители пищевой продукции и напитков ввиду ажиотажного спроса на товары первой необходимости в момент введения карантина», – подчеркивает Сафина.

«При этом сложная ситуация сохранялась в секторе добычи полезных ископаемых. Согласно Росстату, совокупный выпуск в этих отраслях упал в 2020 г. на 7%. Кроме того, падение реальных располагаемых денежных доходов населения оказало давление на финансовые показатели предприятий оптовой и розничной торговли, обусловило убытки в сегментах досуга и развлечений», – говорит экономист.