Банкам придется повысить ставки по депозитам

Усиление конкуренции за наличность заставит их привлекать вклады
Эксперты ожидают усиления конкуренции между банками за наличность и повышения привлекательности депозитов /Андрей Гордеев / Ведомости

В пятницу, 12 февраля, совет директоров Банка России уже в четвертый раз подряд оставил ключевую ставку неизменной на уровне 4,25%. «Мы считаем, что цикл смягчения закончился в нашем базовом сценарии, – заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. – Мы будем обсуждать сроки и темпы перехода и к нейтральной политике, по мере того как будет развиваться ситуация». При этом она отметила, что о конкретных сроках такого перехода говорить пока рано.

Набиуллина подчеркнула, что на заседании 12 февраля совет директоров не рассматривал вопрос о снижении ставки, как и вопрос о ее повышении. «Мы в основном рассматривали вопрос о сохранении ставки и обсуждали возможные сроки и темпы нейтрализации ставки, но пока здесь недостаточно данных, чтобы была какая-то определенность», – объяснила она.

Если прогноз инфляции стабилизируется на уровне, близком к 4%, регулятор будет «возвращаться к нейтральной денежно-кредитной политике», пообещала глава Банка России. Эксперты считают, что возврат ЦБ к нейтральной политике станет стимулом для роста ставок по депозитам. Но еще до заседания совета директоров ЦБ с аналогичным прогнозом выступило Национальное рейтинговое агентство (НРА) в своем аналитическом обзоре «Банки 2021: ликвидность без излишеств».

Его авторы указывают, что сокращение объемов госрасходов в 2021–2022 гг. и ограниченность притока «новой» ликвидности в банковскую систему, а также невысокие темпы ее возврата в результате сохраняющегося спроса на наличность приведут к резкому снижению профицита ликвидности. «Прогнозируемый по итогам 2021 г. профицит составит 0,7–0,8 трлн руб., что значительно меньше показателей 2018–2019 гг.», – отметили в НРА.

В качестве фактора возможного повышения ставок по депозитам эксперты также называют завершение сроков вкладов, открытых в конце 2019 – начале 2020 г., еще до начала активного снижения ключевой ставки. «Часть владельцев этих вкладов может не захотеть вновь размещать их во вклады по действующим низким процентным ставкам и предпочтет хранить их в виде наличности или разместить в виде фондовых или иных инвестиций, стремясь получить более высокую доходность», – пояснил Максим Марков, доцент кафедры «Финансовые рынки» РЭУ им. Г. В. Плеханова.

Между тем посткризисная активизация экономики потребует увеличения объемов кредитования, что заставит банки привлекать дополнительную ликвидность, в том числе в виде вкладов населения. Это может заставить банки повышать ставки. «Кроме того, вопрос повышения доходности по банковским вкладам станет весьма актуальным, если не изменится текущая ситуация с инфляцией в стране, которая резко выросла в конце 2020 г.», – считает Марков.

К повышению ставок по вкладам банки будет толкать и рост межбанковских процентных ставок, практически неизбежный из-за роста доходности по ОФЗ вследствие отказа ЦБ от мягкой денежной политики, считает Денис Домащенко, заведующий лабораторией «Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков» РЭУ им. Г. В. Плеханова.

Примечательно, что в качестве одного из триггеров для возможного роста ставок по вкладам аналитики НРА называют появление цифрового рубля, который заставит банки конкурировать за ликвидность не только между собой, но и с Банком России. Однако большинство сходится в том, что произойдет это ближе к концу 2021 г. «Это совпадет с ожидаемым разворотом ключевой ставки вверх и будет способствовать возврату наличности в банковский сектор», – говорится в отчете агентства. Дополнительным стимулом для населения конвертировать цифровой рубль в традиционные средства хранения, в том числе и вклады, может стать выплата в цифре социальных пособий.

Впрочем, не все эксперты рассматривают появление цифрового рубля как существенный фактор для банковского сектора. Главный аналитик «Алор брокера» Алексей Антонов обращает внимание на то, что для доверия населения к цифровой валюте потребуется длительное время. «Даже если какие-то социальные выплаты будут осуществляться в цифровом рубле, это не гарантирует, что население будет им пользоваться в изначальном виде, поэтому для банков цифровой рубль пока вряд ли является значительным конкурентом в борьбе за ликвидность», – отмечает он.

Михаил Коган, руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами, тоже считает, что говорить о потенциальном влиянии цифрового рубля на банковский сектор пока рано. «Банк России ожидает, что его появление вызовет перераспределение части процентного дохода в пользу владельцев счетов и депозитов, вынудив банки поднять ставки по остаткам на счетах.

В Сбербанке, в свою очередь, допустили отток ликвидности и рост кредитных ставок», – отметил он. Но вряд ли регулятор готов вызвать шок в банковском секторе. «На первоначальном этапе могут быть введены лимиты на хранение цифровых рублей, а также ограничены возможности его использования. Сейчас, к примеру, такие сценарии обсуждает Европейский центробанк, который к лету также планирует принять решение о выпуске цифрового евро», – указывает Коган.